Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

мелкое

Нечто вроде дисклеймера

Этот журнал в основном посвящен токсичной благотворительности. Я рассматриваю как отдельные случаи или проекты, так и явление в целом, разбираюсь, чем именно ядовитый аналог отличается от оказания безвозмездной помощи нуждающимся.

На данный момент благотворительность является не только быстрорастущей отраслью, но и формирует своеобразный дискурс. И мне интересно как что это за дискурс, так и куда он может развиться. Мне интересны участники проектов, их мотивации, результаты их деятельности как на уровне общества, так и на уровне межличностных взаимодействий.

За последние годы проект разросся. Изначально объектом моего внимания были в основном сборы в социальных сетях, однако позже я выявила смежные темы, показывающие взаимопроникновение важных социальных тенденций. Именно так, следуяя за объектами моих изначальных наблюдений я пришла от рассмотрения спасения заведомо неспасаемого к спасению нерожденных.

Из моего блога вы можете узнать, что такое токсичный сбор, какие методы используют его организаторы и к каким результатам приводит участие в подобных инициативах. А так же увидеть, к чему приводит помощь без раздумий и чем заканчивается пренебрежение реальностью для достижения идеала. Ну и заодно ознакомиться с историей вопроса: о явлении я пишу с 2011 года.
Сразу предупреждаю: если вы искренне верите, что благие намерения на входе в ситуацию искупают любые косяки, а последствия действий и бездействий придумали злые нехорошики, мешающие людям творить добро, вам в моем блоге не понравится.

Данный блог явлется единственным местом обитания некоммерческого проекта "Токсичная благотворительность". К иным проектам борьбы с "токсиком" в чем-бы то ни было я отношения не имею, что они подразумевают под "токсичной благотворительностью" не знаю и ответственности за них не несу.
UPD. С лета прошлого года у меня есть свой микропаблик ВКонтакте, но он больше для ссылок, репостов и маленьких заметок на полях. Все то, что как-то странно тащить в ЖЖ, потому что "ссылка и три строчки комментария" немного не для Живого Журнала. Вот он - "Токсичная благотворительность и не только"

Если вы хотите связаться со мной - оставляйте комментарий под этой записью. Так будет надежнее, чем через личные сообщения.

Теги проекта:

токсичная благотворительность - основной тег проекта. Им маркированы большинство постов, написанных по теме, как иллюстрирующих общие тенденции, так и описывающие какие-то отдельные ситуации.

капля ртути - история о том, как спасюки пытались выйти на авансцену борьбы за добро, создать благотворительный фонд, объединяющий всех собирателей вКонтакта, и как все кончилось детскими смертями и исчезновением средств.

Юля Макарова - история о девочке, которую никто и не собирался лечить.

Принцип трансформатора - о благотворительном проекте Мити Алешковского "Такие дела" - "Нужна помощь.ру"

непрощайматвей - история о том, как токсичная благотворительность превращается в политику, и о выгодах приемных семей

свиноволки - история сбора у неформалов

мадонны двора чудес - текущий цикл, о связи между благотворительностью и репродуктивным насилием.

семь пятниц на неделе - юмор. в основном черный.


Микроциклы:

Роди и откажись, что случается, когда вместо аборта женщина выбирает роды и отказ.

Роди и отдай церкви, реализация инициативы Патриарха по спасению нерожденных на практике.

Отдельные посты:

Токсичный сбор & мошеннический: есть ли разница?

Признаки токсичного сбора - 2018, самая последняя версия
Как отличить недобросовестный сбор помощи с разбором на примере Феденьки Глазкова
Как отличить недобросовестный сбор помощи, версия расширенная, дополненная и с иллюстрациями


Личная техника безопасности
Еще о технике безопасности и перспективах развития отрасли



Благотворительность: социальные аспекты
И раз, и два, иллюстрация к тезису от Благотворительного Лохотрончика Марафончика

Капля Ртути и ее проекты - тут можно узнать, как зародился Благотворительный Лохотрончик Марафончик
"Второй этап" Благотворительного Лохотрона: часть 1, часть 2
МедИКсперты Благотворительного Лохотрона

Конец Капли жизни: Дикий, он же черный, публикация Коммерсанта

Сказ о том. как злые скептики в нежные спасючьи души плюнули - на примере сбора из группы Нелли Гуровой.

Ретвиты политиков и их политические результаты
Спасюки и уважение: часть первая, часть вторая
В защиту родителей

Угадай причины, с чего начинается токсичный сбор

Сказка не на ночь, нервным, беременным и чувствительным не читать

Как спасюки правду искали. Сетевая благотворительность, главное не принюхиваться
Часть 1, часть 2, часть 3

Выбор клиники в картинках

Марьям Рахимова, заметки на полях: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4

Светлана Агапитова и сетевые сборы. Как Пуджик Уполномоченному по правам ребенка неудобные вопросы задавал и не получил ответа:
1. Немного о машине времени
2. Светлана Агапитова и сборы в социальных сетях
3. Светлана Агапитова и сборы в социальных сетях -2

Отлупи ребенка - научи добру!

Синдром Мюнгхаузена по доверию

Двор чудес во вКонтакте

Токсик в усыновлении

Феденька Глазков: итоги громкого сбора.
Часть 1, часть 2, часть 3

История Темочки Белова и ее логичное завершение

Демонстративное потребление как причина сетевых скандалов

Дети в сетевой благотворительности: куда ведут обманутые надежды
Дети в благотворительности: и вот прошло два года

Благотворительность и эффективность
Что подрывает доверие: токсичная благотворительность или разговоры о ней?

Сбор на Варю Кошубу, и логичное продолжение: Мифы и убеждения спасюков

Благотворительный фонд Русская Береза: подайте на домработницу!

Мифы и убеждения спасюков про деньги на примере сбора До

Конец истории со свиноволками и сбором на Сашу Мендель

Благотворительность как отрасль: к чему мы идем?
Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4

"Солнце в ладошках" - бизнесмодель функционирования спасючьего фонда

Мифы в благотворительности: развеем старые, созданим новые. Полемика с Антоном Носиком

Ложные надежды: как спасюки теряют веру в волшебную заграничную медицину

Спасюки и политика
Кк устроить акцию гражданского протеста бесплатно и безнаказанно.
Часть 1, Часть 2
Новый пролетариат - женщины
мелкое

Каста неприкосновенных. Часть вторая.

Двойные стандарты и другие актуальные методы в борьбе за справедливость

Кривые зеркала

Если посты Лидии Мониавы и комментарии к ним читать, не включая эмоции, то можно увидеть мигрирующие ЭПИ приступы, появляющиеся и исчезающие по воле автора и в соответствии с логикой сюжета. Публика беспокоится, что полет на вертолете повредит ребенку? Ближайшие родственники Лидии в ответ на прямые вопросы утверждают, что приступов давно нет. Прошло время, публика все забыла? Сама Лидия пишет, что они часто, но это ничего страшного, "сироп за щеку и приступ пройдет". Также тексты женщины характеризуют частые прямые манипуляции с фактами. Театр вдруг оказывается старой библиотекой, спектакль с песнями Галича — действом 16+ с матом и политикой, на которое ребенка 12 лет в принципе не должны были пускать. Лидия жаловалась, что ребенка на весь спектакль предлагали засунуть в гардероб, но выяснилось, что этого вообще не было. Обычный класс обычной школы, за учебу в котором так билась Мониава, превратился в ресурсный и не подразумевающий освоения школьной программы даже в минимальном объеме. Ровно таким, о котором ей сразу писали подписчики. Ребенка забирают из интерната, чтобы защитить от угрозы ковида — и тут же ведут в толпу, берут путешествовать, катают в метро и отправляют в школу, как выяснилось из последних постов, "спать", потому что до самого последнего времени он вел ночной образ жизни вместе с опекуном.


Collapse )

Доверию к рассказчику подобные метаморфозы не способствуют. По сути перед читателем оказывается литературное произведение по мотивам реальной жизни. Но авторы повестей и романов не собирают деньги своим героям и не просят помочь с покупкой вещей, ремонтом новой квартиры или бытовыми нуждами, ссылаясь на созданную ими вторичную реальность.

Безусловно, опекун ребенка в праве писать посты, фантазировать и организовывать жизнь ребенка по своему желанию. Но читатель тоже в праве на оценки и реакции. Мониава пишет, что пожертвования упали из-за ее постов про Колю. Отписка от пожертвований оказывается вполне логичным решением: если глава крупного проекта столь ловко манипулирует фактами своей частной жизни, выдавая художественный вымысел за реальность, читатель ее блога может заподозрить, что человек манипулирует не только ими. И решить, что не стоит тратить время на выяснение, если нуждающихся в помощи вокруг много.

Так же небрежно, как к фактам своей частной жизни, Лидия относится и к комментариям людей, пришедших в ее блог. Рассказывая о них журналистам, она делает акцент на травле и хейте. Люди пишут, что Коле опасно быть на митинге, некомфортно в обычном классе общеобразовательной школы, переживают, как скажется на его здоровье полет на вертолете — Лидия говорит, что они не желают его видеть рядом. Можно обвинить этих людей в травле, можно назвать со страниц СМИ хейтерами и переврать их комментарии, написанные с искренним беспокойством за чужого ребенка, выставленного на показ в сети, но в итоге они проголосуют рублем и уйдут. Поспорят, покричат, поймут, что их мнение тут никому не интересно, а они лишь топливо для раскручивания скандала в СМИ — и отменят постоянные пожертвования. Причем сделают это молча, посмотрев, как именно сторонники Лидии и она сама защищаются от выдуманных врагов.

Черный воронок

К осени история с сережкой забылась. У соцсетей короткая память, месяц большой срок, три — практически вечность. Но Лидия Мониава решила покатать Колю на вертолете и отдать в ближайшую школу (в обычный класс к ровесникам!), чтобы учитель на уроке русского мог одновременно объяснять здоровым детям про деепричастия, а с мальчиком заниматься невербальной коммуникацией. Комментаторы блога женщины попытались было объяснить, что идея "а учитель химии объяснит, чем теплое отличается от холодного" не имеет никакого отношения к инклюзии, и рассказать о своем реальном опыте обучения детей с особыми образовательными потребностями или работы с ними в качестве учителей в России и за рубежом. Их проигнорировали. Опекун упорно не хотела слышать о ресурсных классах, образовательных маршрутах, специальных школах и дефектологах. Советы, как записать ребенка в школу, тоже пришлись не ко двору. А в "Коммерсанте" за выходные вышло три больших материала, из которых люди узнали, что они, оказывается, просто не хотят видеть Колю рядом и завидуют, что он летал на вертолете. И это не единственное издание, написавшее о том, как бедного Колю не пускают учиться.

На этом терпение некоторых читателей ее блога закончилось. Кто-то написал заявление в опеку с просьбой проверить действия приемной матери. И к женщине "пришли".

К этому времени в соответствии с Постановлением правительства РФ 423 от 18.05.2009 "Об отдельных вопросах опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан" опека должна была посетить ее несколько раз. Через месяц после приема в семью, через три и через полгода. Но, похоже, чиновники сочли, что общие правила неприменимы к публичной персоне и ограничились чтением ее фейсбука. Во всяком случае, следов предшествующих посещений в постах Лидии нет. Как и для родителей детей с эпилепсией, у опекунов и приемных родителей в бытописаниях Лидии оказался свой триггер. Адаптация ребенка в семье — это длительный и сложный процесс. И чем меньше нагрузки на его нервную систему, чем меньше раздражителей, тем легче он проходит. С осени 2012 года перед тем, как взять ребенка из детдома, люди обязаны пройти школу приемного родителя. И, в рамках подготовки, им обязательно рассказывают о необходимости ограничения социальной жизни на время адаптации. Впрочем, никаких нарушений чиновники не нашли, о чем и отчитались на сайте Департамента труда и социальной защиты. Возникает вопрос: проверили бы условия жизни Коли без этого заявления?

Через два месяца, 28 ноября, Лидия Мониава впрямую свяжет свои посты про Колю и заявление в МВД, приведшее к октябрьскому внеплановому визиту проверяющих органов в хоспис. Более того, она заявит, что точно знает, кто "доносчик". Ее поклонники тут же вспомнят о статье за "заведомо ложный донос", забыв, что она в принципе не применима, если при проверке нарушения были обнаружены. Раз Мониава пишет, что хоспис проверить проще, чем попасть к ней домой, и боится за него и за себя, значит, угроза реальна, жертвой "доноса" станут невинные дети.



Формулировки поста были таковы, что даже профессионалы из Радио Свобода прочитали его как: "в хоспис бедной Лидии ворвались в субботу рано утром, накануне дня рождения" . Что уж говорить об обычных читателях. Через два дня СМИ сообщили, что проверка состоялась за месяц до панического призыва о помощи.




продолжение следует

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая
мелкое

К текущим событиям

К текущим событиям и идее отправить паллиативного вегетативного ребенка с множественными пороками развития в общеобразовательную школу по прописке.

1. Нельзя делать себе знамя борьбы из живого человека, если он сам не выразил внятно свое мнение на этот счет. Это объективация. И не важно, насколько блага цель. Человек имеет право сам решать, хочет он на баррикады или нет. Если он не в состоянии выразить свое мнение по причине недееспособности или малолетству, на баррикадах ему не место, тот, кто его туда тащит своим произволом - мудак.
Расчеловечивание кого-то ради блага всех всегда приводит к совершенно ужасающим последствиям. История 20 века тому доказательство.

2. Не бывает хороших и плохих объективаторов. Маленькой и большой объективации тоже не бывает. Либо речь идет о взаимодействии субъект - субъект, либо субъект - объект.

3. Физические модификации без выраженной воли модифицируемого это тоже объективация. Использование живого человека как знамя - логичный следующий шаг.

4. Тащить ребенка в вегетативном состоянии с ЭПИ-приступами каждые 20 минут в общеобразовательную школу, то есть в детский коллектив со всеми его бесконечно циркулирующими респираторными инфекциями, можно только с одной целью. Чтобы он подцепил ОРВИ и побыстрее помер. Никакой другой пользы для этого ребенка не просматривается.

5. Ребенок с грубыми пороками развития не тренажер для отработки добрых чувств, толерантности и взаимовыручки для здоровых сверстников. Это тоже объективация и обучение детей в первую очередь именно ей.

6. Люди разные, у них разные потребности, интересы и возможности. Идеями дикой инклюзии а-ля рюс уже убили речевые школы и пытаются дожрать коррекционные. Нет, родители речевых и УО-детей не в восторге, мягко говоря, и новаторов ругают последними словами.

Светлым предложением всех стаскивать в одну районную школу мы не инклюзию создадим, а добъем бесплатное общее образование. Богатые сбегут в частные школы, которые никогда не будут по карману маме с тяжелым инвалидом. И эти школы наберут свою квоту инвалидов астматиками, диабетиками, интеллектуально сохранными ДЦПешками и прочими ВИЧ-инфицированными сиротами. А, еще даунятами в младшей школе. Ну а в государственных школах будут не тьюторы, а бедлам из 35 учеников в классе. Даже одного агрессивного сексуально расторможенного десятилетки хватит, чтобы учебный процесс выглядел как ад для всех участников. И для него тоже, между прочим.

И вообще всем, кто за инклюзию и против всго плохого за все хорошее советую вспомнить, что нам уже обещали, что при повышении рождаемости будет больше садов и школ, рожайте-рожайте. Ну и где? С тьюторами будет тоже самое, одно уберут, другого не дадут, потому что денег не хватит. Будет замученная МарьВанна без коррекционного образования в классе из 35 человек с инофонами, УО, гопниками и теми, кто умненьким родился, да родители вовремя не подсуетились сбежать.

А еще можно вспомнить палллиатив, который государство вдруг поддержало. Только вот в регионах вдруг начали на него отправлять курабельных пациентов с дорогостоящим лечением, просто не разъясняя людям, в чем разница между вот этим милым отдлением с вежливыми медсестрами и ласковыми врачами и вон тем общарпанным.

И да, Лида таки побежала по кругу "у меня обычный ребенок, как все". По нему все мамы детей-инвалидов бегут в первые года три. Потом приходит смирение и понимание, что нет, не такие. И что чего-то в жизни с этим ребенком не будет никогда.
Осознание, что материнство не только что-то дает, но и много что отнимает, это вообще часть процесса, но у мам с особыми детьми он более острый, потому что несбывшихся надежд и планов больше.

Как водится, сорри за ошибки и опечатки, увижу - исправлю.
мелкое

Как гражданское противостояние переходит в гражданскую войну и что этому способствует. И кто.

Одна моя знакомая решила поддержать белорусских школьников старших классов, которые сочтут для себя невозможным вернуться в школы в сентябре либо, вернувшись, будут иметь проблемы из-за выбранной ими политической позиции. И предложила вести онлайн курс по одному из гуманитарных предметов, входящих в экзаменационный пул. Идею поддержала другая знакомая, и тоже предложила позаниматься с детьми другим гуманитарным предметом в том же режиме и подготовить их к экзамену.
И тут в пост пришла Леокадия Френкель и написала прямо и без обиняков все, что думает, вроде как о предложении, но на самом деле о его авторе. Замечу, не первый раз за последние две недели.
"Не забудьте рассказать белорусским ученикам, как вам жалко их учителей, которые фальсифицировали и привели к ситуации, что дети вынуждены оставить школы. Или вам только петербургских жалко?"



Леокадия Френкель - мама того самого журналиста Давида Френкеля, которому сломали руку во время голосования по поправкам к конституции в июле этого года. А 190-я школа, где это случилось - та самая школа, на заборе которой по весне этого года появилась урбан-фреска художника Олега Лукьянова. И была тут же закрашена: завхозу школы не улыбалось платить из своего кармана штраф в пол зарплаты ради свободы чужого самовыражения. О сомнительной ценности фрески искусствоведы написали сразу после акции. В частности, Дмитрий Пилкин увидел в произошедшем тщательно рассчитанную провокацию ("Предполагаю, что автор точно знал, что закрасят (он уже с этим сталкивался, плюс надо понимать, что значит напечатать и вывесить у школы любого человека с сигаретой в руке...)... Провокация прошла успешно, разницы никто не видит, ибо автор удачно поймал аудиторию на «защите святынь», выставив себя «гонимым». ) Так же он отметил небезопасность выбранного метода нанесения изображения для стены. И разгорелась маленькая городская войнушечка: одни рисуют, другие быстро закрашивают, пока штраф не влепили. "Сатрапы!" - орут одни, "Хулиганы!" - орут другие. И все при деле.

И вот в день голосования журналист Френкель пришел на участок в эту самую школу. Я не буду подробно расписывать, что там случилось, и кто и как именно нарушал закон. Вот позиция одной стороны: , вот позиция другой:
По моему мнению, ломать руки нельзя никому, лжесвидетельствовать в суде тоже.

Позже состоялся суд, Давиду Френкелю на основании показаний в том числе учителей выписали штраф.

Леокадия Френкель восприняла произошедшее крайне болезненно. Ее можно понять: она мать, ее ребенок пострадал. Ее эмоциональный пост с обинениями в адрес учителей и ссылками как на их рабочие профили, так и на личные странички в социальных сетях репостнули 2202 раза. По сути это попытка организовать учителям общественный остракизм городского уровня. Я к этому отношусь неоднозначно. Одно дело профессиональное поле и общественная деятельность, и тут дать ссылки на официальные рабочие профили вполне допустимо, совсем другое дело давать ссылки на личные страницы непубличного человека. Это выход за грань деловых отношений и переход в личную плоскость. Кто не в курсе, подскажу: обычно следующим шагом борцы за все хорошее против всего плохого начинают писать в лички друзьям и родственникам человека, в том числе несовершеннолетним. Сам организатор оказывается не при чем и призывает остановиться, будто это поможет. Питер город интеллигентный, противостояние пока локальное, так что до этого похоже еще не дошло.

А теперь смотрите за руками.
Вот есть 190 школа, уже разогретая конфликтом. Есть провокация (и не говорите мне, что журналист это не учитывал и не знал, куда шел). Есть люди, поведшие себя как мудаки без угрозы их жизни, здоровью и карьерным перспективам. Чтобы сообразить, что в протоколе стоит либо писать правду, либо "завязывать шнурок и смотреть в сторону", если страшно пойти против своих, большого ума и отваги не надо, в общем-то.

А вот есть Белоруссия. В которой действующий президент уже заявил, что в школе место только тем, кто разделяет государственную идеологию. То есть фактически объявил о запрете на профессию по политическим убеждениям. В которой члены избирательных комиссий, подписавшие подложные протоколы, уже рассказали, как им угрожали и изъятием детей, и прочими мерами принуждения, свойственными авторитарным режимам.
Таким образом, люди не идейно "крали голоса", многие из них оказались вынуждены быстро принимать решение в обстановке давления, принуждения и сильного стресса. Чтобы быстро сориентироваться, просчитать все варианты развития событий и выбрать решение, работающее на дальнюю перспективу, а не на избегание сиюминутной фрустрации, нужно иметь вполне определенные психологические характеристики. По понятным причинам обладающие ими люди крайне редко оказываются школьными учителями.
И что-то мне подсказывает, что на выборах в прошлые разы речь шла не о полной подтасовке результатов, а о приписывании лишних процентов уже и так победившему кандидату. Ну вот хотелось Луке видеть 80%, а не честные 60%. Или кому-то из его окружения хотелось показать ему именно это. А сейчас ситуация кардинальным образом изменилась, появился сильный оппозиционный кандидат и протестное голосование в полный рост. Так что еще и среда, в которой надо быстро принимать единственно верное решение в стрессе и под давлением, в этот раз оказалась совершенно иной, чем в прошлый. То есть никакие привычные паттерны поведения людям помочь не могли.

И да, для тех, кто искренне не понимает. Если учитель уходит из школы вот так - он уходит навсегда, каким бы искренним ни было его призвание. У него будет другая карьера и другая жизнь, в которой не найдется места школе. Слишком сильна травма, слишком это больно. А еще за учителями их дети, их ученики, которым уход любимого учителя тоже боль, переживания и слезы. Поэтому хорошие учителя до последнего пытаются сглаживать конфликты и острые углы. И терпят до последнего. Плюс обучение поиску компромиссов и умение слушать обе стороны конфликта, а не переть танком со своей правильной и единственно верной позицией это тоже качество хорошего учителя, придающее ситуации "давление, угрозы, жесткое противостояние, стрессовая обстановка, резкое изменение условий среды" еще одно измерение.

Что же сделала моя знакомая, чтобы удостоится такой реакции и, называя вещи своими именами, легкого преследования со стороны Леокадии Френкель? Когда один человек ходит по сети за другим и везде пишет что-то неприятное к его комментариям это именно что и есть сетевой сталкинг.

Моя знакомая всего лишь написала маленький постик всего с одним репостом в котором отметила, что учителя такие же жертвы системы, что они стрелочники, ставшие мишенью общественного негодования. Что легко метать молнии в них, уже доказано безответных и беззащитных, а не в истинных организаторов фальсификаций: директоров школ, председателей тиков и циков. От себя добавлю, в тех, кто обладает какой-никакой властишкой и может реально испортить жизнь, даже если революция победит. Еще она заметила, что особенно стыдно осуждать других, когда лично тебе ничего не угрожает, сам ты прекрасно и безопасно устроен в другом месте. И что легко стоять в белом пальто "я бы никогда" на фоне тех, кто и так унижен. Опосредованным адресатом ее поста были не белорусы, а наши с вами соотечественники, преподающие в элитных столичных школах и с восторгом бросившиеся осуждать своих провинциальных коллег, совсем забыв, как два года назад сами стояли в позе елочки и предпочитали не знать о педофилах в стенах родного учебного заведения. Хотя, как по мне, поднять шум о педофиле-физруке куда как безопаснее, чем пойти против репрессивной государственной машины. И, не могу не согласится, стыдно это - осуждать других, что молчат, когда сам годами старательно смотрел в другую сторону.



Ваодне возможно, что именно этот пост никак не может забыть Леокадия Френкель, видя в нем оправдание фальсификации выборов и опять же обвиняя учителей в том, что дети не смогут или не захотят вернутся в школы. Не директоров школ, создавших такие условия для всех. Не мелких начальничков всех уровней - учителей, оказавшихся между молотом и наковальней.

Замечу, что вот эту проблему "союзников поневоле" левые обсуждали еще больше ста лет назад. И таки по итога всех дискуссий и событий XX века пришли к выводу, что есть добровольные пособники, которых только уничтожать, и запутавшиеся слабые люди, которым надо предлагать помощь по выходу из ситуации, понимая все риски этого решения. Травля и общественный остракизм при этом, как и в историях домашнего насилия, помощью по выходу из ситуации не являются. А своими руками превращать потенциальных союзников в загнанных в угол крыс в долгосрочном периоде так себе решение. И да, понимание обстоятельств этих людей это ни разу не прощение и не поощрение действий. Но возможность опереться на протянутую руку дает большую вероятность, что человек, которого уже продавили, которому и так плохо и стыдно, поднимет голову и скажет: "Знаете, а я тоже против, и расскажу, чему стал свидетелем и чем мне угрожали". Это отнюдь не значит, что такому человеку можно будет доверять, продавили один раз, продавят и второй, и это не умаляет принявших другое решение сразу и ушедших в оппозицию. Героизм не становится меньше, если кто-то рядом слаб. Но это работает на мир в обществе и сохранение стабильности. Революция кончится, останется жизнь, и как ее продолжать во взаимной ненависти?

Но опять же вернемся к ночному диалогу. Я не буду дальше комментировать, просто выложу его весь. И если говорить о моей позиции, то я считаю одинаково мерзким как оправдывать активных пособников словами "у них не было выбора", потому что он был, так и называть с теплого дивана или из-за рубежа "моральным релятивизмом" решения, принимаемые людьми под давлением и угрозами. Осуждать за слабость и клеймить таких людей могут только бывшие рядом с ними или в аналогичных ситуациях и принявшие другое решение. Но они почему-то обычно не рвутся.





Опять я разогналась. Это должен был быть пост в ФБ в одну строчку: "посмотрите, как из лучших побуждений подливают бензина в пожар, который может полыхнуть гражданской войной на чужой земле".
мелкое

Пост из ФБ, копия



По мотивам поста
Еще раз убедилась, что люди текст не дочитывают. Тревожность тому виной или еще что, не знаю.
На мой взгляд, главный вопрос в скандале со студентами-меликами все время остается за кадром. И звучит он отнюдь не как: "защитим от государства двадцатилетних снежинок, оно их в короновирусных застенках замучает".
Вопрос куда проще и жестче.
Куда вдруг делся средний и младший медицинский персонал, который планируется заменить бесплатными студентами? Людям с доходами ниже среднего в разгар кризиса вдруг стали настолько не нужны деньги, что они решили посидеть дома бесплатно, а не ходить на работу? Сколько же им платят, этим людям, что им вдруг стало не интересно работать? И если им не платят и платить не собираются, то куда же делись деньги и как именно планируется обходить обещания президента о дополнительных выплатах медикам? А еще было бы не плохо рассмотреть под лупой всю схему найма среднего и младшего медицинского персонала, вытащить на свет ее выгодоприобретателей и поинтересоваться у них, как так вышло, что у нас тут война, а у них мать родна. И назвать этих и именно этих героев поименно.
Но пока общество плачет про "онижедетй", эти деятели могут спать спокойно и продолжать свой бизнес в привычной им форме.

Что до самих студентов-медиков. По итогам разговоров в личках и в комментариях.
1. Я глубоко уважаю врачей, медсестер и санитарок, которые в разгар этого бардака просто уволились, озвучив причины увольнения в том числе через СМИ.
Это и есть профсоюзная борьба. Если обществу врачи нужны на рабочих местах, то это общество должно обеспечить их СИЗ, а не подсчитывать вину в заражении коронавирусом. В российской практике это гарантированно сведет любые выплаты на "нет". И платить за эту работу.
Самое время ткнуть эффективных менеджеров носом в результаты их деятельности и показать, что если вместо улучшения условий труда или компенсации неудобств людям предлагать уходить, они действительно уйдут. Причем тогда, когда это будет выгодно им, а не тебе. А ты останешься в позе елочки и с уткой на голове.
2. Довод, что студенты будут только мешаться под ногами, что придется тратить много времени на их контроль, обучение манипуляциям и обеспечение безопасности, значим. Получается, что ущерб от привлеченных трудовых ресурсов может быть больше, чем польза от дополнительного обучения и приобретения практического опыта. И даже меньшие риски для этой возрастной группы может не компенсировать вред для пациентов, возникающий от присутствия в красной зоне необученных людей.

Я продолжаю считать, что будушему врачу полезно знать и понимать, что им, как и военным, попытаются заткнуть просчеты и ошибки руководства страны. Что именно он будет работать для общества громоотводом, он станет крайним, и именно он и его жизнь станет той самой картиной, что должна закрыть дыру в стене, из которой дует. Чем раньше человек это поймет, тем лучше. Ухоля в сорок, ты бросаешь выстроенную карьеру. Уходя в 20, ты меняешь направление движения.

Попытка это развидеть, аппелируя не к праву, а к эмоциональным доводам про "этожедетей", "студент - не раб", "мы платили за обучение", как будто двадцатилетние медсестры менее дети, а сорокалетние санитарки рады поработать бесплатно, крайне усложняет как заявление, так и отстаивание политичесой позиции, заявленной, например, вот в этом документе: https://medach.pro/post/2347
Повторю то, что я писала после Марша матерей. Детям политическая позиия не положена. Они должны слушаться мамочку и папочку, и именно мамочка и папочка формируют и отвечают за политическую позицию детей. Чада неразмные должны подчиняться тому, кто оплачивает их счета за обучение и питание. И не забывать говорить благодетелю: "Спасибо, тятенька". У бюджетников таким коллективным "тятенькой" выступает государство. Поэтому любые отсылки к возрасту и беззащитности это добровольная сдача позиций и обесценивание своих же лозунгов.
И, честно скажу, меня удивляет довод про старых родственников, которым студенты могут принести заразу. Возможно, я мало лежала в больницах, но большинство встреченных мной санитарок были женщины возраста "бутерброда". Женщины средних лет традиционно разрываются между детьми, чато растя их в одиночку, и уже дряхлеющими родителями. И, как следствие, они и сами больше рискуют, чем двадцатилетние студенты, и родне имеют больше шансов заразу принести. Решение уволиться для таких людей это жест отчаяния, решение остаться работать без СИЗ - безысходность. Опять же, в силу возраста и условий жизни, из-за которых они оказались в роли санитарок, этим женщинам будет сложнее обучиться работе в "грязной" зоне. Так что их близкие рискуют больше. Но эти женщины недостаточно гламурны, разобщены и, боюсь, сил ни отстаивать, ни формировать свою политическую повестку у них нет.

Ну а что нам наформируют студенты, и какие именно дыры в стенах выявит текущий коллапс, посмотрим.

...интересно, сколько людей дочитают до конца этот пост, а не триггернутся первыми фразами...

Предыдущий пост

P.S.
Час назад в фейсбуке появился пост с рассказом, что размер доплаты за работу на ковиде" доплата фельдшеру скорой помощи в Ярославле составила 860 (восемьсот шестьдесят) рублей.
мелкое

Борьба за жизнь нерожденнх и ее последствия

Вот так все начинается... С вранья, манипуляций и насилия.



А вот так - заканчивается.
Collapse )

Ну а спустя время - вот так
Логово материнства: школьница, ее 10-месячный сын, братья и сестры прозябают "в хлеву" в престижном районе Твери

И да, одна из историй на скринах - это история с продолжением. Одна из дам уже была в бедственном положении. Обзавестись третьим ей это не помешало.

Collapse )
мелкое

Пятничное

По-моему к постам уже можно смело спаюковский тег "семь пятниц на неделе" прикручивать. Я ведь даже не ищу - просто захожу в основной пролайф-заповедник. Коллекцию же высказываний единомышленников они сами собирают.


Автор этого бреда в служении не запрещен, заведующий кафедрой гомилетики Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, заместитель декана факультета Православной культуры Академии ракетных войск стратегического назначения. Более того - член Патриаршей комиссия по вопросам семьи и защиты материнства.







This entry was originally posted at http://pudgik-gratti.dreamwidth.org/1275851.html. Please comment there using OpenID.

мелкое

Это уже смешно

Заходишь по ссылке почитать статью в Космополитене и обнаруживаешь вольный пересказ своего старого поста в ЖЖ, да еще и с ошибкой. Правда, за ночь похоже перечитали пост и ошибку подправили:)))

Сначала они у Стрекозы материал пересказали своими словами, теперь у меня... Интересно, кого следующего из блоггеров Катечкина Ekaterina Velikina обворует, раз своих идей нет?

Падает, падает уровень журналистики. Вот он, результат ЕГЭ по литературе и изложений вместо сочинений.

По ссылке - мой материал, "Профилактика отказа от детей как атака на женские права", на скрине - вольный пересказ от Космо. Так что мои аморальные идеи явно пошли в массы



This entry was originally posted at http://pudgik-gratti.dreamwidth.org/1249557.html. Please comment there using OpenID.


мелкое

Пара ссылочек к первому сентября

На мой вкус, вместе они смотрятся на диво замечательно.

И раз

Расходы россиян на подготовку ребенка к школе за год выросли почти на 50%

По словам опрошенных социологами родителей, на подготовку ребенка к началу учебного года в среднем придется потратить 20 026 руб., тогда как в прошлом году на сборы школьника уходило 13 628 руб.


И два

​Верховный суд России признал законным положение Минобрнауки, которое требует при приеме детей в школу предоставлять свидетельство о регистрации

Думаю, очевидно, что решение Верховного суда приведет к тому, что дети мигрантов в школу в режиме "пришел- записался" не попадут, бегать же и делать регистрацию ради школы станут тллько очень мотивированные родители


This entry was originally posted at http://pudgik-gratti.dreamwidth.org/1238053.html. Please comment there using OpenID.


мелкое

всякое кучей

1. Ясли они съели, теперь за школу примутся: Протоиерей Димитрий Смирнов: «Для многих детей школа превращается в ад. И там уже не до учёбы». Этоё если кто не узнал, автор блистательных выссказываний о развратных 12летках и рекомендаций: "Не можешь родить по состоянию здоровья, не вступай в брак!"
И, главное, опять  им "женщина должна", теперь уже детей до 14 лет выпасать.
А мужчина-то что должен? Судя по текстам, что мне попадались - ничего, кроме духовного вождизма.

2. Знакомым повеяло: Джо Фриман «Травля: темная сторона сестринства», сектообразная субкультура как она есть. Похоже, методы регуляции поведения членов и запихивания выделяющегося под плинтус одинаковы в любых сообществах, где совместная деятельность подменяется совместным переживанием эмоций.

4. Открыла для себя "Сказы" Бажова. Помню, у меня в детстве была огромная папка с рисунками по его "Малахитовой шкатулке", тяжелая такая. И картинки я смотреть любила, а читать - нет. И даже в школе не пошло. А тут открыла в сети случайно, и утонула. Так и захватывающе, и красиво.

5. Перечитываю "Хроники Дерини". Забавно, что когда читала первый раз, не пошло совсем, хоть я их и сгрызла.


This entry was originally posted at http://pudgik-gratti.dreamwidth.org/1172071.html. Please comment there using OpenID.