Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

мелкое

Нечто вроде дисклеймера

Этот журнал в основном посвящен токсичной благотворительности. Я рассматриваю как отдельные случаи или проекты, так и явление в целом, разбираюсь, чем именно ядовитый аналог отличается от оказания безвозмездной помощи нуждающимся.

На данный момент благотворительность является не только быстрорастущей отраслью, но и формирует своеобразный дискурс. И мне интересно как что это за дискурс, так и куда он может развиться. Мне интересны участники проектов, их мотивации, результаты их деятельности как на уровне общества, так и на уровне межличностных взаимодействий.

За последние годы проект разросся. Изначально объектом моего внимания были в основном сборы в социальных сетях, однако позже я выявила смежные темы, показывающие взаимопроникновение важных социальных тенденций. Именно так, следуяя за объектами моих изначальных наблюдений я пришла от рассмотрения спасения заведомо неспасаемого к спасению нерожденных.

Из моего блога вы можете узнать, что такое токсичный сбор, какие методы используют его организаторы и к каким результатам приводит участие в подобных инициативах. А так же увидеть, к чему приводит помощь без раздумий и чем заканчивается пренебрежение реальностью для достижения идеала. Ну и заодно ознакомиться с историей вопроса: о явлении я пишу с 2011 года.
Сразу предупреждаю: если вы искренне верите, что благие намерения на входе в ситуацию искупают любые косяки, а последствия действий и бездействий придумали злые нехорошики, мешающие людям творить добро, вам в моем блоге не понравится.

Данный блог явлется единственным местом обитания некоммерческого проекта "Токсичная благотворительность". К иным проектам борьбы с "токсиком" в чем-бы то ни было я отношения не имею, что они подразумевают под "токсичной благотворительностью" не знаю и ответственности за них не несу.
UPD. С лета прошлого года у меня есть свой микропаблик ВКонтакте, но он больше для ссылок, репостов и маленьких заметок на полях. Все то, что как-то странно тащить в ЖЖ, потому что "ссылка и три строчки комментария" немного не для Живого Журнала. Вот он - "Токсичная благотворительность и не только"

Если вы хотите связаться со мной - оставляйте комментарий под этой записью. Так будет надежнее, чем через личные сообщения.

Теги проекта:

токсичная благотворительность - основной тег проекта. Им маркированы большинство постов, написанных по теме, как иллюстрирующих общие тенденции, так и описывающие какие-то отдельные ситуации.

капля ртути - история о том, как спасюки пытались выйти на авансцену борьбы за добро, создать благотворительный фонд, объединяющий всех собирателей вКонтакта, и как все кончилось детскими смертями и исчезновением средств.

Юля Макарова - история о девочке, которую никто и не собирался лечить.

Принцип трансформатора - о благотворительном проекте Мити Алешковского "Такие дела" - "Нужна помощь.ру"

непрощайматвей - история о том, как токсичная благотворительность превращается в политику, и о выгодах приемных семей

свиноволки - история сбора у неформалов

мадонны двора чудес - текущий цикл, о связи между благотворительностью и репродуктивным насилием.

семь пятниц на неделе - юмор. в основном черный.


Микроциклы:

Роди и откажись, что случается, когда вместо аборта женщина выбирает роды и отказ.

Роди и отдай церкви, реализация инициативы Патриарха по спасению нерожденных на практике.

Отдельные посты:

Токсичный сбор & мошеннический: есть ли разница?

Признаки токсичного сбора - 2018, самая последняя версия
Как отличить недобросовестный сбор помощи с разбором на примере Феденьки Глазкова
Как отличить недобросовестный сбор помощи, версия расширенная, дополненная и с иллюстрациями


Личная техника безопасности
Еще о технике безопасности и перспективах развития отрасли



Благотворительность: социальные аспекты
И раз, и два, иллюстрация к тезису от Благотворительного Лохотрончика Марафончика

Капля Ртути и ее проекты - тут можно узнать, как зародился Благотворительный Лохотрончик Марафончик
"Второй этап" Благотворительного Лохотрона: часть 1, часть 2
МедИКсперты Благотворительного Лохотрона

Конец Капли жизни: Дикий, он же черный, публикация Коммерсанта

Сказ о том. как злые скептики в нежные спасючьи души плюнули - на примере сбора из группы Нелли Гуровой.

Ретвиты политиков и их политические результаты
Спасюки и уважение: часть первая, часть вторая
В защиту родителей

Угадай причины, с чего начинается токсичный сбор

Сказка не на ночь, нервным, беременным и чувствительным не читать

Как спасюки правду искали. Сетевая благотворительность, главное не принюхиваться
Часть 1, часть 2, часть 3

Выбор клиники в картинках

Марьям Рахимова, заметки на полях: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4

Светлана Агапитова и сетевые сборы. Как Пуджик Уполномоченному по правам ребенка неудобные вопросы задавал и не получил ответа:
1. Немного о машине времени
2. Светлана Агапитова и сборы в социальных сетях
3. Светлана Агапитова и сборы в социальных сетях -2

Отлупи ребенка - научи добру!

Синдром Мюнгхаузена по доверию

Двор чудес во вКонтакте

Токсик в усыновлении

Феденька Глазков: итоги громкого сбора.
Часть 1, часть 2, часть 3

История Темочки Белова и ее логичное завершение

Демонстративное потребление как причина сетевых скандалов

Дети в сетевой благотворительности: куда ведут обманутые надежды
Дети в благотворительности: и вот прошло два года

Благотворительность и эффективность
Что подрывает доверие: токсичная благотворительность или разговоры о ней?

Сбор на Варю Кошубу, и логичное продолжение: Мифы и убеждения спасюков

Благотворительный фонд Русская Береза: подайте на домработницу!

Мифы и убеждения спасюков про деньги на примере сбора До

Конец истории со свиноволками и сбором на Сашу Мендель

Благотворительность как отрасль: к чему мы идем?
Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4

"Солнце в ладошках" - бизнесмодель функционирования спасючьего фонда

Мифы в благотворительности: развеем старые, созданим новые. Полемика с Антоном Носиком

Ложные надежды: как спасюки теряют веру в волшебную заграничную медицину

Спасюки и политика
Кк устроить акцию гражданского протеста бесплатно и безнаказанно.
Часть 1, Часть 2
Новый пролетариат - женщины
мелкое

Каста неприкосновенных. Часть третья

Двойные стандарты и другие актуальные методы в борьбе за справедливость

Часть первая.
Часть вторая.

Доносчики и святые

Похожая манипуляция общественным мнением имела место в Петербурге весной этого года. Разве что в бедах оказались виноваты не доносчики, а бывший сотрудник НКО.
Правозащитник Динар Идрисов выиграл суд по увольнению у Благотворительного Фонда помощи осужденным и их семьям, больше известного как "Русь сидящая". Суд постановил выплатить заработную плату за все время вынужденного прогула в размере 1,3 млн. рублей. Идрисов писал, что на суд фонд не смог предоставить даже трудовой договор с графиком работы, за нарушение которого его якобы и уволили.
В ответ на проигрыш Ольга Романова, создатель и идейный вдохновитель проекта, обвинила Идрисова в том, что он брал деньги с подопечных, что совершенно неприемлемо для этой НКО, и заявила о закрытии фонда. Ну а пока фонд закрывается и решает проблемы, как она написала, "будем работать без юридического лица и без счетов. А потом что-нибудь придумаем", потому что "нельзя платить вымогателям и шантажистам". И тут же предложила всем сочувствующим переводить деньги на яндекс-кошелек, принадлежащий частному лицу.
Казалось бы, очевидная и прозрачная история. Две стороны трудового спора, одна выиграла, другая проиграла, побежденный не хочет платить победителю. Похожую схему с ликвидацией юридического лица используют недобросовестные работодатели, когда решают "кинуть" работников. Нет юрлица — нет проблем. Но это соцсети. Как и в истории Лидии Мониавы, сторонники и жертвователи "Руси сидящей" тут же поняли, что в деле не обошлось без руки Кремля, подлых врагов и завистников, обвинили Идрисова в желании уничтожить фонд, намеренно разорив его непомерными выплатами.

Разница между "Русью сидящей" и "Домом с маяком" оказалась лишь во времени привлечения общественного внимания к ситуации. Первые подняли шум, проиграв суд, вторые устроили публичную истерику до. Акценты же были расставлены совершенно одинаково. Как и выбраны виновные. Не менеджмент сделал ошибку, которая дорого обошлась организации, а доносчики в одном случае и злокозненный истец в другом. Дайте денег, дорогие жертвователи, помогите НКО выжить среди врагов и подлецов.

По закону за все, происходящее в БМЧУ "Детский хоспис" отвечает его главный врач Григорий Климов. В том числе и за выявленные ошибки и недочеты. Но не виноватый он, со слов Лидии Мониавы "главная сестра, которая всем этим занимается, второй месяц лежит по больницам", пока десятки других сотрудников пишут ненужные отчеты для проверяющих органов. "Доносчики" — вот кто крайний.


Collapse )

Я оказалась в числе найденных врагов из сектора.
Посмела на своей странице негативно высказываться в адрес кумира и писать, как выглядит на сторонний взгляд переживание ужаса в прямом эфире спустя месяц после событий, его вызвавших? Получай! Пусть все видят, что бывает с теми, кто не в ногу, кто не за добро!



Историческая справка

Впервые посты Лидии привлекли мое внимание зимой 2014 года. Главный онколог Владимир Поляков на пресс-конференции заявил, что сборы на инкурабельных детей дискредитируют российскую медицину. Представители НКО творчески подошли к интерпретации его слов и вместо спора с цифрами в руках начали вспоминать конкретные случаи, когда у нас не смогли, а там обещали спасти. В частности, Лидия Мониава рассказала об истории Насти Терлецкой . Но, как и в "сборочном посте на неправедный штраф", она забыла упомянуть, что Настя являлась гражданкой Украины, то есть в России ребенок фактически получал лечение как медицинский турист, а волшебный английский врач Стергиос Захарулис не обещал девочке ничего, кроме лечения с неблагоприятным прогнозом. Как и российские врачи. В феврале 2014 года Лидия Мониава приводила в пример имена четырех детей, в отношении которых прогнозы российских врачей были якобы ошибочными. Двое из них скончались к лету того же года. То есть фактически эта история иллюстрировала правоту слов Владимира Полякова о массовых сборах на инкурабельных пациентов.

Несколько лет спустя случился громкий скандал с открытием пренатального хосписа. Рассказывая о своем новом проекте, Лидия Мониава написала пост, в котором крайне эмоционально определяла прерывание беременности по медицинским показаниям как "разрывают ребенка в утробе матери" и всячески давила на эмоции, превознося идею рождения заведомо нежизнеспособного ребенка как идеальный выбор для женщины. Я не знаю женщин, шедших на прерывание беременности с радостью, особенно если будущий ребенок был желанен и запланирован. Игра на чужих эмоциях в столь тонкой сфере совершенно недопустима и аморальна. Для самой Лидии "разрывают в утробе" лишь буковки на экране, благодаря которым можно собрать пожертвования, для женщин же, прошедших через это и сделавших сложный выбор, — ретравматизация и воспоминания о пережитом ужасе, боли и полной беспомощности. И среди постоянных жертвователей хосписа, постоянных читателей фейсбука Лидии Мониавы точно были женщины, прервавшие беременность по медицинским показаниям.

Этим летом я написала несколько текстов, один из которых лег в основу заметки на Ридусе. Последней каплей, вызвавший взрыв негодования, похоже, стал разбор манипуляций из сборочных постов о визите в хоспис несуществующего Госнаркоконтроля (и раз, и два).

На странице Мониавы ее через комментарий называют "святой", и стоит лишь усомниться или задать вопрос, как ее верные подписчики всей толпой набрасываются на человека, обвиняя его в хейте. Дальше следует молчаливый бан от хозяйки блога, и публика может безнаказанно оскорблять "неверного", считая, что он не отвечает из трусости. Возможно, именно такой забаненный, не получив ответов от Лидии Мониавы на беспокоящие его вопросы, решил задать их компетентным органам. Раз слова автора блога вызывают сомнения, пусть специалисты проверят, все ли в порядке с ребенком, понимает ли его опекун свою ответственность в полной мере.

продолжение следует
Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая
мелкое

День 26 ноября - красный день календаря!

#деньвкартинках
Знаете, товарищи, 26 ноября это какой-то отдельный день календаря. Прямо день прорыва инферно в мой фейсбук, можно сказать. Вот все тихо, тихо, а 26 ноября - бум! И взрыв.
И ноябрь двадатого года не стал исключением.
И, что отдельно прекрасно, одни и те же спасюки умудрились два раза дать инфоповод.
Я просто перечислю истории.
15 год
1. Тройняшки Филипповы. Им Русфонд помог с лечением в Германии, они огояделись, поняли, что возвращаться очень не хотят и... сделали из Русфонда злодея года, мечтающего вернуть крошек в руки врачей-убийц и жалеющего два миллиона евро для самой больной крошки.
Collapse )
2. Группирова Синяева-Гезалов-толпа спасюков продолжили свою отчаянную борьбу с государством за передачу крайне собирабельного Матвея (ребенок получил страшные ожоги в роддоме) Наталье Тупяковой и 25 ноября Женя Беркович выложила пост, из которого можно узнать, что у потенциальной опекунши нет жилья (и спасюки обещают в течение года собрать на него деньги и купить) , нет работы (и спасюки нашли, куда положить ее трудовую книжку), лечить ребенка планируется тоже за счет сбора. Короче, помогите победить злое государство, добрые люди, такой ребенок в недрах больницы пропадает и не знает материнской ласки.
Ну а 26 ноября товарищи спасюки начали выяснять, кто из них больше герой и больше спасает невинного крошку. Короче, кто получит славу спасителя и процент организатора помощи.
Collapse )

Я много писала об этой истории в ЖЖ по тегу #непрощайматвей
16 год
1. Матусенка, она же Елена Живова, широко на тот момент известная в узких кругах радикальная борцыца с абортами и джинсоманками, поделилась с широкой общественностью сакральным знанием, что постом и молитвой можно подностью излечить ребенка от СД.
Collapse )
2. Очередные лохи с ППЦНС собирали на регенерационную клеточную терапию.
Collapse )

17 и 18 год прошли, можно сказать зря, зато в 19 случился еще один прорыв инферно.

Муж Маши Силаньтевой решил объявить крестовый поход #бнк. Пикантности его святой борьбе придавал тот факт, что его жена в это время умирала в реанимации новосибирской больницы. Что делает настоящий мужчина, когда его любимая умирает? Правильно, срется в интернете и доказывает, что он героический герой. Ну а то, что он за год до этого повесил на едва вышедшую в ремиссию жену двоих малолетних детей, все домашнее хозяйства да еще и истерики катал, что она как-то плохо шуршит, это не считается. Как и то, что когда она начала жаловаться на головные боли и усталость и захотела пораньше пройти проверку, уговаривал ее потерпеть до назначенных врачами сроков. Уговорил. Подождали. Итог был немного предсказуем.
Тут я повешу ссылку, а не скрин, я к записи документы прикладывала.

И вот двадцатый год. И кого же мы видим на арене? Правильно, Ольгу Синяеву! Она рассказывает, как катастрофично влияет на решение молодого человека то ли нажраться, то ли обкуриться, то ли нанюхаться, то ли все вместе травма детдома, полученная в раннем возрасте, и мерзкий характер юных ветренниц, не отвечающих взаимной любовью на страдания юноши. И живописует, как юные ветренницы подбивают юношей воровать у бабушек фамильные драгоценности и сдавать их в ломбард. Ведь если сдать туда фамильное кольцо за сотни тысяч рублей, то у левушки будут самые красивые в мире ноготочки.

Collapse )

Не отстала от Ольги Синяевой Лида Мониава и добавила красок в этот хмурый день
Она Коле работу нашла.

Она работу для Коли нашла.
Оставим в покое вопрос, как именно 12-летний Коля может работать, если ТК разрешает трудовые отношения с 14 лет.
Может ли Коля выразить свое отношение к работе и выразить осознанное согласие на ту или иную деятельность?
Ответ очевиден.
Нет, не может.

То есть любая работа в его исполнении будет принудительным трудом.
Так что Мониава у нас не только врет на каждом шагу. Она еще и в рабовладельцы метит.
А это уже УК РФ, статья 127.2, пункт 2(б), от трех до десяти лет.

Интересно, как громко будет верещать Мониава, если директор некоего ПНИ или ДДИ отправит своих подопечных работать в подсобном хозяйстве этой же организации?
Collapse )

Да это не день. Это праздник какой-то!
мелкое

Фем дискурс, образ правильной жертвы и другие интересные истории. Часть 3

Как правильно собирать сочувствие и помощь в замкнутом сообществе

Что же, продолжаем.
В первой части я рассказала, как по-разному общественники спасали наркоманку Крис и бездомную Оксану от последствий их жизненных выборов.

Во второй части я описала реакцию участниц закрытых фем групп на эти истории.

Теперь поговорим, как же гарантированно получить помощь и будет ли она реальной помощью.



Правда, и требования, выдвигаемые к "правильной жертве" в этом дискурсе оказываются ничуть не менее жесткими, чем в патриархате. Чтобы получать помощь от сообщества, да еще на постоянной основе, надо поддерживать образ и следить за, можно сказать, трендами сезона.
Так, например, аферистку Стасю Завадскую-Тукан, которую якобы преследовало ФСБ после ее фб-постов о пожаре в Зимней вишне, собиравшую материальную помощь для погашения долгов по оплате коммунальных услуг для последующей эмиграции, ославили на весь свет не после того, как выявился ее обман. Пойманная с поличным, она вовремя сменила риторику, нашла у себя послеродовую депрессию и родственный абьюз и объяснила ими решение собирать деньги. Так что люди, искавшие и нашедшие нестыковки в ее рассказах, решили не открывать результаты своего расследования ее деятельности миру, опасаясь ухудшить ее душевное состояние. В итоге Тукан смогла еще несколько лет получать от сообщества психологическую и материальную помощь, продавать результаты своего труда "своим" без оглядки на реальное качество продукта и рассчитывать на поддержку онлайн и офлайн. Но стоило Стасе этой зимой создать транс-эксклюзивный феминистический паблик, как ей тут же припомнили все грехи и публично ославили. Впрочем, возможно, женщина оценила перспективы паразитирования на трансикнлюзивной части сообщества и решила сменить "кормушку".



Если же придерживаться одной линии, грамотно использовать страхи и убеждения аудитории, то жить за счет поддержки сообщества можно практически неограниченное количество времени.

Семь лет назад фем-сообщество помогла женщине с годовалым ребенком сбежать от абьюзера-мужа в Россию. Якобы, к преследованиям присоединились и социальные службы страны пребывания, обвинив мать в поиске несуществующих диагнозов у ребенка и психической несостоятельности. Раздавленная, униженная, страдающая от пост-травматического стрессового расстройства (ПТСР), она нуждалась в помощи и получила ее от сообщества.
Напомню, что если мы говорим о приюте, срок пребывания в нем обычно не превышает полугода. По истечении этого времени считается, что жертва абьюза достаточно окрепла, чтобы вести самостоятельную жизнь и не нуждаться в постоянной благотворительной помощи, если нет каких-то отягчающих - психиатрия, зависимости, социальная дезадаптация, тяжелые болезни. А так сама-сама. Но в этой истории оказание помощи сообщество затянулась на долгие годы, и чем дальше, тем больше проблем оказывалось у женщины и непонятнее становились запросы.

Сперва ребенок был маленьким, позже оказалось, что он не садиковский, и больше болеет, чем туда ходит, да и от идеи найти опасную болезнь, мешающую социализации в детском коллективе, женщина не отказалась. И, разумеется, через какое-то время нашла. Так что с мыслью выйти в офис и найти постоянную работу ей пришлось расстаться, а заработать достаточную для жизни сумму написанием статей для женских сайтов и редактурой она не смогла. Сообщество уважало, сочувствовало, поддерживало морально, в том числе в конфликте с поликлиникой, не желавшей, как и врачи страны исхода, должным образом искать у ребенка смертельное заболевание, не забывали участницы сообщества и о материальной помощи. Женщина не могла принимать в дар ношеные одежду и обувь, потому что у ребенка была аллергия на чужие вещи, опасалась она и техники, бывшей в употреблении, потому что как-то ее собственная старая микроволновка коротнула и напугала дочь. Так что даже покупка использованной мебели на авито оказалась для нее недоступна. Она могла получать в дар исключительно новые вещи, и сообщество принимало ее с этим вынужденным выбором. Женщина сетовала на дороговизну лечения зубов и одновременно возмущалась отданной тушкой курицы, ведь на разделку птицы нужен "ресурс", а его у нее совсем нет, она никак не может оправиться от развода. Она намекала на ноут, срочно необходимый ей для работы, и смартфон для связи с ребенком, вспоминала про свою больную спину и ортопедический матрас, жаловалась на дороговизну в кафе и необходимость кормить голодного ребенка на семейных прогулках в парке, куда никак не могла взять с собой бутерброды, мечтала о лучшей жизни с прислугой и гувернантками, когда наконец сможет стать идеальной матерью. Разумеется, все это время она искала постоянную работу, но найти что-то подходящее для сорокалетней женщины с несадиковским ребенком оказывалось крайне сложно даже через фем нетворк. Временные работы и алименты, выплачиваемые бывшим мужем по ставке страны исхода и сопоставимые со средней зарплатой в России, не сильно-то помогали с решением материальных проблем.

ПТСР это серьезно, никто с этим не спорит. Нет и не может быть вопросов к женщине, претендующей на психическую несостоятельность вследствие перенесенного стресса. Не приходится обвинять в попрошайничестве человека, у которого совсем нет денег, который страдает от ПТСР из-за домашнего насилия, не может выйти на работу из-за маленького ребенка и просто жалуется ФБ на сломавшийся не вовремя зуб, дорогую детскую обувь, необходимость срочно обставлять детскую комнату и очень, очень благодарен подписчикам, когда они приходят на помощь. Например, совершенно случайно оплачивают маме и ребенку поход в кафе на день рождения ребенка. В мире больше добрых людей, чем злых, а феминизм и сообщество это сила, и только патриархат мешает умной самостоятельной женщине расправить крылья и лететь.

Нельзя сказать, что женщина совсем не сталкивалась с критикой внутри сообщества. Так, крупная фем-площадка попросила ее больше не размещать просьбы о помощи и жалобы на жизнь на их территории. Но в целом позиция сообщества описывалась формулой, хорошо знакомой по сетевым сборам: "помоги или пройди мимо". Принятая в сообществе форма просьб о помощи не подразумевает возможность попросить отчет. И именно в момент трансляции этого подхода как основного, возникают вопросы к группе людей, его придерживающейся. Получается, что они готовы годами спонсировать чужих тараканов, а их помощь не приводит к каким-либо изменениям ситуации. Если человек хочет наладить свою жизнь, за семь лет можно ему помочь в этом, например, убедив отправить ребенка месяца на два-три в санаторий и, пока он в безопасности и под присмотром, пролечить ПТСР и его последствия в отделении неврозов, опять же, у рекомендованных члегами сообщества специалистов с максимальным использованием ОМС. Но вместо этого сообщество последовательно выбирает поддержку людей в их запросах, сколь бы странны и не конструктивны они ни были на сторонний взгляд.

Дискуссия, можно ли предлагать нуждающемуся сложную приготовлении еду ака курицу, если он совсем не может ее приготовить, потому что у него нет "ресурса" велась на полном серьезе, как и обсуждение, как старший дошкольник мог бы найти способ не отнимать так много сил и времени у мамы и давать ей возможность работать. Не мама должна найти, чем и как занять ребенка, а он придумать и осознавать, как это важно.

По сути, перед нами оказывается иллюзия помощи, когда сторублирование заменяет реальное беспокойство за будущее якобы близкого человека и улучшение качества его жизни в долгосрочном периоде. Перевести деньги намного легче, чем убедить человека лечиться. Ритуальное действие с ритуальным же славословием героине и проклятиями в адрес ее гонителей позволяет почувствовать себя частью большого дружного сообщества, готового всегда и во всем прийти на выручку.

Неудивительно, что у женщины из этой истории при таком формате поддержки аппетиты выросли настолько, что она решила попросить у сообщества помощи с оплатой частной онлайн-школы, на сайте которой обещали, что первоклассник будет учиться полностью сам, без участия родителей.
Профессиональную журналистку и редактора не смутили ни грубые лексические и грамматические ошибки на сайте школы, ни цена обучения (24-29 тысяч в месяц), ни то, что лицензия у школы есть только на дополнительное образование, она не может проводить итоговые и промежуточные аттестации (и имеет для этого школу-партнера), и, в случае возникновения вопросов к качеству обучения, задавать их придется исключительно себе. Я уж не говорю о самой идее, что восьмилетка сможет удаленно учиться полностью сам без контроля и помощи со стороны взрослого.
Впрочем, на этом удача женщину оставила. Собрать деньги с перспективой помогать ей следующие десять лет каждый месяц, она не смогла. Ей пришлось оставить ребенка на обычном семейном обучении. Кстати, формально причиной выбора этого формата был назван ковид и возможная угроза жизни ребенка. Но ожидания женщины от обучения в очной школе были достаточно апокалипсичны и до пандемии, чтобы предопределить выбор формата обучения.

В обсуждениях историй Оксаны и Кристины ни сами женщины, ни волонтеры, им помогавшие, не принимали участие в обсуждении. Так что описания ситуаций работали скорее как проективный тест.
Жертва ПТСР ведет свою виртуальную жизнь внутри сообщества и мы не видим взаимодействие с обществом вне его и не можем оценить, насколько фактура ее историй редактируются под целевую аудиторию. Внешний мир в них выступает в качестве обобщенного внешнего зла, оценки предопределены как позицией рассказчика и аудитории, так и возможностью приписывать оппонентам атрибуты любой идеологии.
Но бывает и иначе.

Об этом в следующий раз.
мелкое

Для истории. Сборы на Канаван

Тем временем забугром
Пока наши собирают на лечение болезни Канаван у Паолы Леоне, Айлис Рендалл опубликовала на странице своей общественной организации Canavan Disease Reserch пост о реальном положении дельс лечением неизлечимой генетической болезни.

Кто такая Айлис Рендалл? Это мать Макса Рендалла. Именно этого двадцатилетнего парня сборщики на волшебное генетическое лечение упоминали, как победителя болезни.
Победа выглядела странно. Макс, безусловно, был жив. Но вот невррлогически и физически его развитие было сомнительно. По описаниям и видео это был грудничок в теле взрослого мужчины.
Именно Айлис в конце прошлого года рассказала о проблемах с приматом в рамках исследования перед подачей на получение разрешения на IND. Зверюшка не очень хорошо отреагировала на сваренный Паолой вектор. И вместо подачи заявки в ФДА, Паола отправилась варить новый вектор, а русские сборщики прямой наводкой потопали в Новую газету, рассказывать о супер-иновационном лечении. И рассказали, см статью "Малышка на миллион".
В конце апреля Макс умер...

И вот Айлис опубликовала пост.
Краткий пересказ.
Разрешения ФДА на проведение клинических исследований нет ни у кого, тестирования на людях тоже. И в ближайшее время не будет. Бигфарма не просит денег с пациентов. Если у вас просят деньги, наймите себе адвоката для защиты себя и своего ребенка. В частные исследования пациентов набирают исключительно по способности оплатить лечение, а не исходя из состояния ребенка и реальной возможности ему помочь. Очень многие хотят воспользоваться отчаянием родителей, давая нереалистичные ожидания и собирая огромные суммы денег на лечение, до одобрения которого пройдут годы.
И заканчивает она свой текст повторением рекомендации обратиться к адвокату, если у вас просят деньги на лечение. Потому что лечения пока нет нигде в мире.

Но все это совершенно не мешает сборщикам.
После критической статьи в Экспресс-газете Наталья Рогова катает истерики, вопя о травле. На счетах сборщицы сейчас что-то около 30 млн, когда я в последний раз к ней заглядывала, курс доллара она считала по 80 ре. Проценты за время сбора каждый посчитает сам и в меру своей испорченности. После поста Алсу сборщикам активно взялись помогать звезды.
"Подмосковье сегодня" публикует статью, расскмзывающую о сборе на волшебное лечение. Причем призыв скинутся поддерживает депутат Мособлдумы Линара Самединова.
Скрин поста Айлис Рендалл в своей группе Роговы быстро удалили. Это от честности, я знаю.

Шкринды заявили, что в ВК сбор больше не ведут, потому что злой ВК недоволен их отчетами. И продолжают чес в Инстаграме.

Артем Пронин науке так и не послужил, на волшебное лечение не улетел. Алла Пронина рассказывает жертвователям сказки венского леса про "вот не карантин бы, уже улетели бы и лечились". Удачно ей ковид для оправдашек подвернулся.
Фонд "Помогать легко" это все радостно транслирует за новости.

Вотвсех группах канаванцев я, разумеется, в бане за вопрос: "Когла Паола Леоне подала заявку в ФДА для получения разрешения на IND? Число назовите, подалуйста". Их можно понять: пока оптимистичный прогноз получения разрешения на опыты выглядит как "не раньше начала 23 года". К тому времени терапевтическое окно у Темочек и Оленьки не то что закроется, а мхом зарастет.

Кстати, давеча меня тут спрашивали, как проверить добросовестность фонда. Так вот, посмотрите, не собирал ли фонд Артему Пронину, Артему Рогову и Оле Шкринде. Если собирал - проходите мимо, вас на деньги разводят. И не надо никакие отчеты смотреть, сайт Минюста проверять, учредителей в гугле пробивать.
Быстро и просто, хехе. Собирали на лечение Канаван у Паолы Леоне? Денег не давать.

В общем, жизнь кипит. Несите ваши денюжки.

И чем дальше, тем больше сетевые сборщики начинают напоминать обычных привокзальных цыган. Стоит отказаться позолотить ручку, засомневаться, как они всей толпой кидаются на тебя, трясут юбками, воют, галдят, размахивают своими младенцами и кричат, как ты их убиваешь.

Пост Айлис:
I've been consistently receiving messages from families all over the world who have questions and concerns about being asked for money for "the cure" for Canavan disease for their children.

In the US there is no clinical treatment trial approved by the FDA right now. There are a few programs in the pipeline that will hopefully be enrolling patients (after gaining FDA approval) in the next couple years. None of these have gone through human testing yet, so they are all still going to be experimental and really a starting point on the road to development of commercial products.

Most of these trials are being completely funded by pharmaceutical companies and they are not asking families for money in exchange for treatment.

If you have questions or concerns about any private trial where you are being asked to pay for treatment anywhere in the world I have no information about those, and you will need to speak directly with whatever team or doctor is in charge.

I would highly recommend seeking legal advice to protect your child and your money. Privately funded trials are managed completely differently and oftentimes the patients are selected before the treatment is even fully funded or approved. Patients are typically enrolled based on their ability to pay for the experimental treatment and I no longer have any involvement with those types of trials because of the way they are managed.

This organization is only working directly with pharmaceutical and biotech companies because they have very high ethical standards and patient advocacy departments to oversee family concerns and questions. They're also better for gaining good clinical research data because patients are selected based on predetermined enrollment criteria with the goals of safety and maximizing the treatment, as opposed to selecting patients based on their ability to pay for treatment.

As a mom in the rare disease space for over two decades I have seen everything imaginable, and a lot of it is highly unethical. Unfortunately there are many people willing to take advantage of desperate families by making unrealistic promises in exchange for large amounts of money for treatments that can be years away from even being approved. This is nothing new, it's been going on in the entire rare disease space for decades.

My best advice from one parent to others is to seek legal help if you are being asked for large amounts of money in exchange for the cure, because as of now there is nothing that can legitimately be sold to patients as a "cure". If you have received bills or invoices for treatment you can also have an attorney look at those if you have questions because I'm not an attorney, so I suggest you seek legal help.

As of now nothing has been proven effective as a treatment because the science isn't there yet, but I have faith in time we will get there.

I hope this helps answer some of the questions I've been receiving.

Ilyce Randell

Collapse )
мелкое

Для истории. Золгенсма и сборы для смайликов

Для истории.


Правительство Тульской области поддержало сбор на золгенсму для ребенка, которому уже закупили спинразу за счет бюджета.
Ребенку 1,11, сам не сидит, только с поддержкой. Вообще по тому, как ведутся сборы для смайликов, я считаю, что перед нами старая добрая схема "хватай вокзал, мешки отходят". А именно ситуация, когда активный сбор намеренно начинается в последний момент, чтобы у жертвователей создавалась иллюзия спешки, срочности. Так же действуют профессиональные мошенники, их задача - не дать жертве задуматься о происходящем и вовремя затормозить. Я видела эту схему в исполнении волонтерского сообщества " Капля жизни" в 2012, они примерно так же собирали для онкобольных детей, срывая своим подопечным все сроки лечения ради хайпа.
Еще очень интересно, что имеют в виду авторы поста в аккаунте правительства под "золгенсма это шанс не только остановить развитие болезни, но и полностью вылечиться", если производитель обещает именно остановку развития болезни. Примерно это же пишут в аккаунте ребенка, объясняя, чем плоха спинраза: она, мол, утраченные навыки совсем не вернет. Как будто золгенсма вернет. Еще в аккаунте есть видео с плачущей в камеру мамой, как же без него.
Я считаю, что участие правительства Тульской области в таком сборе говорит нам о том, что все потребности региона, связанные с ковидом, полностью закрыты.

Ада Кешишянц, которой собирать на Золгенсму начали, когда ей было 4 месяца (а теперь ей полгода), попала в больницу. Ребенок на ИВЛ, питание через зонд. Напомню, что ИВЛ может служить противопоказанием для Золгенсма. Родители, параллельно со сбором, судились с местным Минздравом за получение Спинразы. Один суд выиграли, но Ставропрольский край начал тянуть резину вместо закупки препарата. Ребенок ухудшился. И все бы ничего, но на момент резкого ухудшения у родителей на счетах было собрано 40 млн. рублей. 7 млн рублей (сумма, достаточная для ввода первой дозы спинразы) были собраны еще в середине января,
Так что перед нами история, как погоня за журавлем в небе в прямом смысле убивает ребенка. Родители оказались в ситуации, когда им пришлось принимать решение либо продолжать сбор на золгенсму, либо вводить Спинразу за свой счет, гарантированно распугивая сетевых фей. Они сделали свой выбор.

Волонтеры смайликов, помогающие в сборе на Золгенсму, уже без малейшего смущения пишут, что ребенок, который может только шевелить глазами и давно и прочно на ИВЛ, после волшебного укола за два ляма сможет "бегать, прыгать, дышать".
На замечания, что этого даже производитель не обещает, закатывают истерику и обвиняют в попытке сорвать сбор и тем самым убить ребенка.
Родители детки, активно участвующие в сборе, хранят гордое молчание, хотя не видеть этого не могут.
Фонды, собирающие конкретно на этот аттракцион:
БФ"Милосердие"
"Алеша"
"Большие дела".

Еще мелькали "Солнце в ладошках" и "Помогать легко"
Весь цвет, так сказать, сетевой благотворительности.

"Большие дела", напомню, полгода назад радостно собирали на излечение плода с синдромрм Эдвардса в Германии. Но трогать их не моги, он основан инвалидами из провинции, они хотят делать добрые дела.

Интересно, есть ли у этих людей совесть? Про мозг не спрашиваю, он точно есть. Такие пиар-кампании без мозга не организовать.

Скрины в количестве под катом.

Collapse )
мелкое

Пост из ФБ, копия



По мотивам поста
Еще раз убедилась, что люди текст не дочитывают. Тревожность тому виной или еще что, не знаю.
На мой взгляд, главный вопрос в скандале со студентами-меликами все время остается за кадром. И звучит он отнюдь не как: "защитим от государства двадцатилетних снежинок, оно их в короновирусных застенках замучает".
Вопрос куда проще и жестче.
Куда вдруг делся средний и младший медицинский персонал, который планируется заменить бесплатными студентами? Людям с доходами ниже среднего в разгар кризиса вдруг стали настолько не нужны деньги, что они решили посидеть дома бесплатно, а не ходить на работу? Сколько же им платят, этим людям, что им вдруг стало не интересно работать? И если им не платят и платить не собираются, то куда же делись деньги и как именно планируется обходить обещания президента о дополнительных выплатах медикам? А еще было бы не плохо рассмотреть под лупой всю схему найма среднего и младшего медицинского персонала, вытащить на свет ее выгодоприобретателей и поинтересоваться у них, как так вышло, что у нас тут война, а у них мать родна. И назвать этих и именно этих героев поименно.
Но пока общество плачет про "онижедетй", эти деятели могут спать спокойно и продолжать свой бизнес в привычной им форме.

Что до самих студентов-медиков. По итогам разговоров в личках и в комментариях.
1. Я глубоко уважаю врачей, медсестер и санитарок, которые в разгар этого бардака просто уволились, озвучив причины увольнения в том числе через СМИ.
Это и есть профсоюзная борьба. Если обществу врачи нужны на рабочих местах, то это общество должно обеспечить их СИЗ, а не подсчитывать вину в заражении коронавирусом. В российской практике это гарантированно сведет любые выплаты на "нет". И платить за эту работу.
Самое время ткнуть эффективных менеджеров носом в результаты их деятельности и показать, что если вместо улучшения условий труда или компенсации неудобств людям предлагать уходить, они действительно уйдут. Причем тогда, когда это будет выгодно им, а не тебе. А ты останешься в позе елочки и с уткой на голове.
2. Довод, что студенты будут только мешаться под ногами, что придется тратить много времени на их контроль, обучение манипуляциям и обеспечение безопасности, значим. Получается, что ущерб от привлеченных трудовых ресурсов может быть больше, чем польза от дополнительного обучения и приобретения практического опыта. И даже меньшие риски для этой возрастной группы может не компенсировать вред для пациентов, возникающий от присутствия в красной зоне необученных людей.

Я продолжаю считать, что будушему врачу полезно знать и понимать, что им, как и военным, попытаются заткнуть просчеты и ошибки руководства страны. Что именно он будет работать для общества громоотводом, он станет крайним, и именно он и его жизнь станет той самой картиной, что должна закрыть дыру в стене, из которой дует. Чем раньше человек это поймет, тем лучше. Ухоля в сорок, ты бросаешь выстроенную карьеру. Уходя в 20, ты меняешь направление движения.

Попытка это развидеть, аппелируя не к праву, а к эмоциональным доводам про "этожедетей", "студент - не раб", "мы платили за обучение", как будто двадцатилетние медсестры менее дети, а сорокалетние санитарки рады поработать бесплатно, крайне усложняет как заявление, так и отстаивание политичесой позиции, заявленной, например, вот в этом документе: https://medach.pro/post/2347
Повторю то, что я писала после Марша матерей. Детям политическая позиия не положена. Они должны слушаться мамочку и папочку, и именно мамочка и папочка формируют и отвечают за политическую позицию детей. Чада неразмные должны подчиняться тому, кто оплачивает их счета за обучение и питание. И не забывать говорить благодетелю: "Спасибо, тятенька". У бюджетников таким коллективным "тятенькой" выступает государство. Поэтому любые отсылки к возрасту и беззащитности это добровольная сдача позиций и обесценивание своих же лозунгов.
И, честно скажу, меня удивляет довод про старых родственников, которым студенты могут принести заразу. Возможно, я мало лежала в больницах, но большинство встреченных мной санитарок были женщины возраста "бутерброда". Женщины средних лет традиционно разрываются между детьми, чато растя их в одиночку, и уже дряхлеющими родителями. И, как следствие, они и сами больше рискуют, чем двадцатилетние студенты, и родне имеют больше шансов заразу принести. Решение уволиться для таких людей это жест отчаяния, решение остаться работать без СИЗ - безысходность. Опять же, в силу возраста и условий жизни, из-за которых они оказались в роли санитарок, этим женщинам будет сложнее обучиться работе в "грязной" зоне. Так что их близкие рискуют больше. Но эти женщины недостаточно гламурны, разобщены и, боюсь, сил ни отстаивать, ни формировать свою политическую повестку у них нет.

Ну а что нам наформируют студенты, и какие именно дыры в стенах выявит текущий коллапс, посмотрим.

...интересно, сколько людей дочитают до конца этот пост, а не триггернутся первыми фразами...

Предыдущий пост

P.S.
Час назад в фейсбуке появился пост с рассказом, что размер доплаты за работу на ковиде" доплата фельдшеру скорой помощи в Ярославле составила 860 (восемьсот шестьдесят) рублей.
мелкое

Благотворительность: прошлое и будущее. Часть вторая

В первой части я напомнила о некоторых околоблаготворительных скандалах прошлого года. Посмотрим, что происходит сейчас.

"Новая газета" организует частные сборы на Золгенсму, чудо-лекарство за 2 млн долларов от спинальной мышечной атрофии. В некоторых из поддержаных ими сборов препарат рекомендовали никому неизвестные провинциальные неврологи, работающие в таких же ни кому не известных частных медицинских центрах. По мнению всемирно известных экспертов после появления неврологических симптомов эффективность Золгенсмы сомнительна, лечение имеет смысл только до семи месяцев? Не верьте. Обозреватель Новой Юлия Латынина пишет, что парализованный ребенок встанет и пойдет, ей виднее. Замечу, с той же уверенностью и тем же апломбом, с какими вчера она заявила, что от уханьской заразы помогут копеечные "капельки" от полиомиелита и дешевенькое средство от малярии, но мировая закулиса скрывает (тм). И вот журналисты уже не просят, а требуют у сверхбогатых россиян оплатить лечение детей чудо-лекарством, причем обращаюся адресно и разве что эстафету не передают от одного другому.
В своих стараниях помочь детям со СМА получить самое передовое лечение Новая настолько переусердствовала, что ее обвинили в лоббировании интересов производителя. И не гадкая я, а директор фонда "Помощь семьям СМА" доктор Александр Курмышкин. Он сотрудничал с газетой для привлечания общественного внимания к обеспечению своих маленьких пациентов еще одним дорогостоящим лекарством, Спинразой. Опыт использования этого лекарства больше, оно зарегистрированно в России, и, значит, его надо добиваться у государства. Новая газета рассказала, как за него судиться и... вернулась к продвижению Золгенсмы. Замечу, что сейчас есть и третье лекарство, Рисдиплам, расширенный доступ к которому в рамках проводимых клинических исследований получили российские пациенты. Но сборы на него невозможны, оно только проходит регистрацию. Вот про него почти никто и не пишет.

Эта же "Новая газета" собирает деньги на несуществующее лечение от болезни Канаван, подтверждая необходимость сбора даже не обещаниями разработчиков и рекомендациями невролога из ООО "Рога и копыта", а мнением аспирантки, пишущей кандидатскую у другого профессора, пусть и в том же университете. Лекарства нет, но дайте на надежду миллион долларов, дети же маленькие, их же жалко. Впрочем, на обаяние несуществующего лечения поддалась не только Новая Газета. Просили помочь звезды, рассказывал про Темочку Пронина Андрей Малахов, публиковала призывы Фонтанка, даже RT поучаствовали, в рамках своего проекта "Дальше действовать будем мы". Узнать американские требования к проведению медицинского эксперимента на детях не удосужился никто из этих людей.

Год назад профессиональные благотворители говорили о какой-то особой журналистике, которая ни в коем случае не должна отвращать человека от идеи дать денег просящему. Она с нами, эта журналистика.

Теперь перед публикацией достаточно удостовериться, что человек болен, что у него есть счет в Сбербанке, и можно пускать шапку по кругу. Спросить у экспертов? Проверить информацию? Попросить прокомментировать историю врачей? Зачем, надо верить людям. Желательно на слово.
И вот НТВ в сборочном ролике ссылается на мнение невролога Елены Луковкиной, утверждающей, что утраченные ребенком двигательные навыки восстановятся после укола Золгенсмы. Этого даже производитель не обещает! И вот журналистка "Русского репортера" Марина Ахмедова организует токсичный сбор, да такой, что у всё повидавших участников сектора от прочитанного и увиденного в зобу дыхание спирает. И вот перед нами новая норма, в которой требовать документы, проверять информацию в открытых источниках больше не надо. И так сойдет, факты заменяет истерика.

Люди, профессионально работающие с информацией и вроде бы обученные навыкам фактчекинга по факту при словах "благотворительнвй сбор помощи" то ли превращаются в таких же белок-истеричек, как малограмотные сетевые феи, то ли считают, что в благом деле излишняя щепетильность неуместна во всех смыслах.

Что же нас ждет в ближайшем будущем?
Об этом в ближайшее время.



Часть первая:
https://pudgik.livejournal.com/1375391.html
мелкое

Больные дети наша новая нефть

Документы и конфиденциальную информацию, на которую я ссылаюсь в данной публикации, выложили в сеть сборщики средств. По их утверждению, с ведома и согласия родителей детей. В тексте упрминаются те имена, фамилии и прозвища, которыми герои представились сами в социальных сетях

Вот и к смайликам идет скандал. Какой? Сейчас расскажу.

На данный момент в сборах на Золгенсму используются счета трех клиник. Это Children Hospital of Philadelphia, Филадельфия, Пенсильвания; UCLA Health, Лос-Анжелес и Nationwide Childrens, Колумбус, Огайо.

Большинство собирающих планируют поездку в Nationwide Childrens и оперируют в сборах счетами на $2 400 000
У ребенка, собирающегося в UCLA Health счет на $ 2 234 031.

В Children Hospital of Philadelphia уже находятся и получают лечение два ребенка, Матвей Чепуштанов и Дима Тишунин. У обоих все лечение состоит из укола Золгенсмы. Но только у Матвея этот укол стоит $2 141 000 или 135 000 000 рублей, а у Димочки - $2 500 000 или 165 000 000 рублей.

Понятно, что спасюки и сетевые феечки уже орут: " Не считайте чужие деньги!". У каждой российской декретницы в кармане лежат лишние $350 000, и мараться подсчетами таких копеек она не станет.

Но я известная сволочь, мне не зазорно. Курс беру сегодняшний. И считаю.
Разница в стоимости лечения в Лос-Анжелесе и Огайо $160 000 или 11 000 000 рублей. Большинство родителей предпочитают более дорогой госпиталь в Огайо.
Разница в между самым маленьким счетом из Филадельфии и счетами Огайо - $260 000 или 17 680 000 рублей.
Лечится в Лос-Анделесе обойдется всего на $100 000 или 6 800 000 рублей дороже, чем самый дешевый вариант в Филадельфии.

Разница между самым маленьким и самым большим счетами $350 000 или 23 800 00 рублей. Причем счета выставила одна и та же клиника, Children Hospital of Philadelphia. Подчеркну еще раз. Оба мальчика находятся в одной и той же клинике, получают одно и то же лечение. А вот платят за него немножно разные суммы.

И возникают вопросы.
1. Почему родители выбирают для лечения не самую дешевую клинику, а более дорогую? Даже если предположить, что в Филадельфии русским больше не рады, есть еще Лос-Анжелес.
2. Чем обусловлена такая гигантская разница в стоимости лечения Матвея и Димы в одной и той же клинике?

Если верить источнику БНК, Тишуниным вопросы про счета задавали. Вместо ответов получали бан.
У меня только одно предположение, объясняющее эту разницу. $350 000. Это цена рекламной кампании по сбору $2 000 000. Просто спрятанная внутри счета из клиники, а не как обычно тихо приныканная из пересбора.

И хочется сказать только одно.
Сборы на больных детей позволяют делать деньги из воздуха. Причем, в отличие от нефти, они источник неиссякаемый и возобновляемый. Как бы не было плохо, в какую бы экономическую задницу не проваливался мир, жертвовать люди будут всегда. Для них возможность купить за очень маленькую сумму ощущение, что спас чужую жизнь, узнать, что твоя личная задница не настолько велика, да еще и слиться в экстазе любви и понимания с огромной массой людей, почувствать, что ты не один в этом мире, что тебе тоже придут на помощь, окажется куда более значимой, чем любые рациональные соображения. И чем людям будет хуже, тем активнее они будут жертвовать и тем чаще они будут выбирать сомнительные с практической точки зрения, но зато максимально сказочные истории. Рассказы, как после одного волшебного укола паралитик встанет и пойдет, а после другого волшебного укола у ребенка отрастет новый мозг, вполне подойдут.




мелкое

Подсчеты, расчеты и документы

Все еще сбор на Кирилла Зубкова и фондяха Подари шанс с его организаторами, почему-то никак не фигурирующими на сайте фонда.



Пусть тут будет. Подсчеты и рассчеты. Все пытаются понять, как фонд так ловко насчитал 30 млн рублей к сбору, имея счет на 15 тысяч долларов. Желающие могут прочитать российскую выписку и прикинуть актуальность предложений корейских врачей. Похоже, посредник, отволокший помирающего ребеночка в Корею тот же, что и у Унру, Аллазия. Они вообще, судя по всему, любят устраивать путешествия по Азии для агонизирующих пациентов. А с учетом истории Богдана Унру, и на трупы собирать любят, завывая на всю сеть, что если клинике Северанс срочно не дать денег, она прикопает иностранного ребеночка у себя в садочке, как приблудную шавку. Помогите, люди добрые.

И мне интересно. Корейцы выписку ребенка вообще видели целиком? И почему печально известный Северанс вдруг спрыгнул с темы и отказался от пациента. И если да, то там что, у врача задача тоже притащить пациента в клинику любой ценой и успеть провести максимум исследований, быстро-быстро, пока не помер? И не забыть в счет реанимационные действия включить, и само пребывание в реанимации. А потом, на полученные средства, построить самую лучшую в мире медицину для своих граждан.

Кверулянтам: все документы взяты с сайта фонда и выложены с адресной строкой. Подите прочь со своими жалобами, что я нарушаю тайну личной жизни, авторские права и что-то там еще, на что вы обычно жалуетесь.

Фонд, кстати, на мои вопросы пока так и не ответил. Товарищи, светящиеся только в русспрофайл и никак не фигурирующие на сайте, хранят гордое молчание и быстро-быстро подтирают все сомнения в своей группешке.
Денег не давать. (С)

Collapse )