?

Log in

No account? Create an account
Токсичная благотворительность
Как извлечь прибыль из чужой беды и остаться безнаказанным
 
мелкое
Этот журнал в основном посвящен токсичной благотворительности. Я рассматриваю как отдельные случаи или проекты, так и явление в целом, разбираюсь, чем именно ядовитый аналог отличается от оказания безвозмездной помощи нуждающимся.

На данный момент благотворительность является не только быстрорастущей отраслью, но и формирует своеобразный дискурс. И мне интересно как что это за дискурс, так и куда он может развиться. Мне интересны участники проектов, их мотивации, результаты их деятельности как на уровне общества, так и на уровне межличностных взаимодействий.

За последние годы проект разросся. Изначально объектом моего внимания были в основном сборы в социальных сетях, однако позже я выявила смежные темы, показывающие взаимопроникновение важных социальных тенденций. Именно так, следуяя за объектами моих изначальных наблюдений я пришла от рассмотрения спасения заведомо неспасаемого к спасению нерожденных.

Из моего блога вы можете узнать, что такое токсичный сбор, какие методы используют его организаторы и к каким результатам приводит участие в подобных инициативах. А так же увидеть, к чему приводит помощь без раздумий и чем заканчивается пренебрежение реальностью для достижения идеала. Ну и заодно ознакомиться с историей вопроса: о явлении я пишу с 2011 года.
Сразу предупреждаю: если вы искренне верите, что благие намерения на входе в ситуацию искупают любые косяки, а последствия действий и бездействий придумали злые нехорошики, мешающие людям творить добро, вам в моем блоге не понравится.

Данный блог явлется единственным местом обитания некоммерческого проекта "Токсичная благотворительность". К иным проектам борьбы с "токсиком" в чем-бы то ни было я отношения не имею, что они подразумевают под "токсичной благотворительностью" не знаю и ответственности за них не несу.
UPD. С лета прошлого года у меня есть свой микропаблик ВКонтакте, но он больше для ссылок, репостов и маленьких заметок на полях. Все то, что как-то странно тащить в ЖЖ, потому что "ссылка и три строчки комментария" немного не для Живого Журнала. Вот он - "Токсичная благотворительность и не только"

Если вы хотите связаться со мной - оставляйте комментарий под этой записью. Так будет надежнее, чем через личные сообщения.

Теги проекта:

токсичная благотворительность - основной тег проекта. Им маркированы большинство постов, написанных по теме, как иллюстрирующих общие тенденции, так и описывающие какие-то отдельные ситуации.

капля ртути - история о том, как спасюки пытались выйти на авансцену борьбы за добро, создать благотворительный фонд, объединяющий всех собирателей вКонтакта, и как все кончилось детскими смертями и исчезновением средств.

Юля Макарова - история о девочке, которую никто и не собирался лечить.

Принцип трансформатора - о благотворительном проекте Мити Алешковского "Такие дела" - "Нужна помощь.ру"

непрощайматвей - история о том, как токсичная благотворительность превращается в политику, и о выгодах приемных семей

свиноволки - история сбора у неформалов

мадонны двора чудес - текущий цикл, о связи между благотворительностью и репродуктивным насилием.

семь пятниц на неделе - юмор. в основном черный.


Микроциклы:

Роди и откажись, что случается, когда вместо аборта женщина выбирает роды и отказ.

Роди и отдай церкви, реализация инициативы Патриарха по спасению нерожденных на практике.

Отдельные посты:

Токсичный сбор & мошеннический: есть ли разница?

Признаки токсичного сбора - 2018, самая последняя версия
Как отличить недобросовестный сбор помощи с разбором на примере Феденьки Глазкова
Как отличить недобросовестный сбор помощи, версия расширенная, дополненная и с иллюстрациями


Личная техника безопасности
Еще о технике безопасности и перспективах развития отрасли



Благотворительность: социальные аспекты
И раз, и два, иллюстрация к тезису от Благотворительного Лохотрончика Марафончика

Капля Ртути и ее проекты - тут можно узнать, как зародился Благотворительный Лохотрончик Марафончик
"Второй этап" Благотворительного Лохотрона: часть 1, часть 2
МедИКсперты Благотворительного Лохотрона

Конец Капли жизни: Дикий, он же черный, публикация Коммерсанта

Сказ о том. как злые скептики в нежные спасючьи души плюнули - на примере сбора из группы Нелли Гуровой.

Ретвиты политиков и их политические результаты
Спасюки и уважение: часть первая, часть вторая
В защиту родителей

Угадай причины, с чего начинается токсичный сбор

Сказка не на ночь, нервным, беременным и чувствительным не читать

Как спасюки правду искали. Сетевая благотворительность, главное не принюхиваться
Часть 1, часть 2, часть 3

Выбор клиники в картинках

Марьям Рахимова, заметки на полях: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4

Светлана Агапитова и сетевые сборы. Как Пуджик Уполномоченному по правам ребенка неудобные вопросы задавал и не получил ответа:
1. Немного о машине времени
2. Светлана Агапитова и сборы в социальных сетях
3. Светлана Агапитова и сборы в социальных сетях -2

Отлупи ребенка - научи добру!

Синдром Мюнгхаузена по доверию

Двор чудес во вКонтакте

Токсик в усыновлении

Феденька Глазков: итоги громкого сбора.
Часть 1, часть 2, часть 3

История Темочки Белова и ее логичное завершение

Демонстративное потребление как причина сетевых скандалов

Дети в сетевой благотворительности: куда ведут обманутые надежды
Дети в благотворительности: и вот прошло два года

Благотворительность и эффективность
Что подрывает доверие: токсичная благотворительность или разговоры о ней?

Сбор на Варю Кошубу, и логичное продолжение: Мифы и убеждения спасюков

Благотворительный фонд Русская Береза: подайте на домработницу!

Мифы и убеждения спасюков про деньги на примере сбора До

Конец истории со свиноволками и сбором на Сашу Мендель

Благотворительность как отрасль: к чему мы идем?
Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4

"Солнце в ладошках" - бизнесмодель функционирования спасючьего фонда

Мифы в благотворительности: развеем старые, созданим новые. Полемика с Антоном Носиком

Ложные надежды: как спасюки теряют веру в волшебную заграничную медицину

Спасюки и политика
Кк устроить акцию гражданского протеста бесплатно и безнаказанно.
Часть 1, Часть 2
Новый пролетариат - женщины
мелкое
Вспомнился тут один сбор.


Ребенка на фотографии зовут Толик Боровский. Об этом украинском мальчике много писали лет семь назад, как о "единственном в мире ребенке, родившемся без черепа", а в остальном совершенно нормальном и совершенно обычном.

Его появление стало сюрпризом для акушерской бригады: мать-наркоманка на учете по беременности не состояла и никаких перинатальных исследований не делала. Иначе Толик просто бы не родился: анэнцефалия это показание для прерывания на любом сроке по причине нежизнеспособности ребенка. Мать отказалась от мальчика сразу в роддоме, отец-наркоман тоже не заинтересовался отпрыском. Но появилась женщина, готовая взять Толика в семью, простая добрая тетка, какая-то дальняя родственница матери, уже воспитывавшая двоих детей, кровного и приемного. Так бы и осталась эта история примером вреда наркомании и необходимости регулярного посещения гинеколога во время беременности, но сперва Толиком и его героической опекуншей заинтересовались местные СМИ, а за журналистами на крыльях любви и веры в добро прилетели спасюки.

С точки зрения последних единственной проблемой Толика было отсутствие верхней части черепа. Информация, что по данным МРТ мозга у Толика считай что и нет, миллиметра три на все про все, спасюков ни в малейшей степени не обеспокоила. Они своим коллективным разумом решили, что мозг Толика находится в менингоцеле, кистах, заполненных жидкостью, а неврологи и педиатры врут и клевещут на такого замечательного и умненького мальчика.

И ВКонтактик, тогда еще не заблокированный у соседей, взорвался фотографиями Толика, рассказами о героических поисках зарубежной клиники и помоями в адрес украинских и русских врачей, не желавших верить в чудо и помочь настоящему бойцу и маленькому герою. Доктора-то все больше восхищались живучестью ребенка: благодаря хорошему уходу Толик прожил в разы больше, чем отпущено детям с таким диагнозом. Обычно новорожденные с анэнцефалией покидают этот мир в первые часы после рождения. Так что Толик, чье развитие к году было сравнимым с таковым у трехмесячного ребенка, вызывал у врачей искренний научный интерес, его опекунша уважение, а вот спасать и лечить малыша они почему-то отказывались.
Опекунша радовалась вниманию, брала памперсы и смесь для ребенка, подарки для других своих детей. Она с готовностью ходила на ток-шоу с бегущей строкой с реквизитами, но не форсировала сбор жалобами на беспросветность своей жизни, врачей не ругала и с зарубежными клиниками не переписывалась. В целом она производила впечатление женщины доброй, простой и очень вовлеченной в своих детей.

Кто же искал клинику для спасения Толика? Разумеется, этим занимались опытные украинские и русские волонтерочки. Еще они для удобства российских жертвователей щедро делились своими номерами телефонов и карточек Сбербанка. Ведь российским гражданам может быть сложно перевести деньги на карту Приватбанка, принадлежавшую опекунше, надо облегчить им жизнь и помочь сторублировать в правильном направлении.

В те далекие годы особой популярностью у сетевых спасателей пользовался Сингапур. Именно туда старались отправлять безнадежно больных за якобы гарантированным исцелением. Там и нашелся врач-кудесник, готовый помочь единственному в мире Толику с пересадкой черепа и спасти ребенка от неминуемой гибели из-за его, черепа, отсутствия. Им стал доктор Ансельма Ли. На минуточку, онкогематолог. И хороший онкогематолог, с публикациями и научными разработками. Но разве специализация в другой области медицины может служить препятствием, если единственному в мире пациенту нужен новый череп! Впрочем, доктор Ли тоже был весьма скептично настроен относительно необходимости лечения Толика, его перспектив и физической возможности привезти ребенка в Сингапур. Но эту часть письма жертвователям просто не стали переводить, ограничившись счетом, и забанили всех, кто его мог прочитать в оригинале и перессказать другим. Чтобы, значит, своим скептицизмом не портили атмосферу добра и не смели сомневаться в том, что в неполный год ребенок с водой вместо мозгов читает наизусть стихи Чуковского, поет и пляшет. И что его обязательно спасет онкогематолог Ли в чудесном и волшебном Сингапуре.

Раз есть счет, сбор можно раскручивать, и посты про Толика разлетелись не только по спасючьим группам помощи заведомо обреченным, но и по пабликам для беременных и молодых мам. Чтобы они, значит, проникались опасностью родить такое и срочно выкупали у судьбы благополучие своих детей, спасая милого Толика. Сетевые феи рыдали, объснялись малышу в любви и жаждали расцеловать все его кожаные наросты. Почему-то именно они вызывали наибольший восторг у спасючек. Не побоюсь этого слова, даже экстаз. И, разумеется, делали репосты, ставили лайки и сторублировали на мегафон и Сбербанк.
Но судя по всему, верили в победу они слабо, молились недостаточно истово, да и вообще жадничали. Чуда не случилось, и единственный в мире младенец, которого хотели спасти от анэнцефалии пересадкой черепа в Сингапуре, умер. Если верить сетевым волонтерочкам на слово, к тому времени из заявленной к сбору суммы тогда была собрана едва треть.

Феи продолжили рыдать, ваять коллажи с фотографиями ангелочка и признаваться ему в любви. Еще восторженные дамы вспоминали рассказы, как Толик любил стихи и читал их наизусть, как почти научился ходить, как задувал свечку на именинном пироге, и как загубила мальчонку трижды проклятая украинская медицина.
В группе Толика в память о нем начали спасать репостами и лайками других детей, а собранные деньги как-то рассосались.

А я сделала из истории несколько выводов.
Во-первых, журналисты, просящие финансовой помощи, информацию не проверяют, ибо не компетентны.
Во-вторых, сбор можно устроить вокруг любой истории. Чем трешовее, тем больше будет эмоций, СМИ, и, как следствие, переживающих фей со ста рублями на мегафон.
В-третьих, при известной настойчивости и активности найти клинику, которая выставит счет, можно всегда.
В-четвертых, умиляться уродству, восхищаться им, испытывать эмоциональный подъем при его виде это психопатология. И она никак не связана с желанием помочь этому самому ребенку, при виде фотографии которого сетевая фея испытывает восторг.
В-пятых, сетевая фея видит в истории только себя и свои чувства, и именно ради них идет в сбор. Так что любой, кто пытается отнять у нее возможность восторженно переживать в окружении единомышленников, окажется для нее подлым врагом, мешающим получить кайф. И ненависть к тому, кто этот самый кайф обломал, ткнув носом в жестокую реальность, сторублевая фея будет носить с собой годами, перебегая из сбора в сбор.

Помощь может начаться с эмоциональной вовлеченности. Но без включения головы вместо эффективного решения заявленной проблемы получится очередная кормушка для мошенников и история для моего блога "Токсичная благотворительность".
мелкое
А началось все с принудительной благотворительности в школе и заявлений, что если местные жители против, то именно у них под носом и надо строить Культурную прачечную. До этого был скандал с 57 школой и обвинения в адрес тех, кто вымел мусор из под ковра. Теперь идеи о строке в платежках за ЖКХ и разговор с журналистами в неповторимом стиле то ли спасюка, то ли номенклатурного работника, твердо уверенного, что неприятные вопросы могут задавать исключительно бездельники и дешевки.



Источник

А вот тут видео: https://vk.com/video-149640432_456239033
мелкое
Полиция Ноябрьска возбудила дело уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ «Мошенничество» в отношении Алексея Степанова. Ждет ли его новый срок?

Вообще этот текст должна была писать не я. О мошеннике Степанове на протяжении многих лет писал Виктор Владимирович Костюковский. О нем, о других жуликах и мародерах. Но Виктора Владимировича больше нет с нами, а Степанов вот он, колесит по стране, обманывая легковерных. И значит, рассказать о новых подвигах Степанова придется кому-то другому. И в этот раз этим человеком стану я.


Русфонд уже четырежды писал о мошеннике Алексее Степанове (в июне 2014-го , в июне и июле 2016-го, в сентябре 2017) Чем только этот прохиндей не занимался. Он путешествовал по стране, выпрашивая деньги на лечение несуществующих детей. Он создавал сайты выдуманных фондов и копировал информацию у настоящих. Он выдавал себя за испанского клоуна Мая и продавал липовые билеты на театр клоунады “Лицедеи”. И если за клоунаду он получил срок, то за благотворительные подвиги ему годами ничего не было. Но в 2016 году его наконец задержали в Чечне и отправили в колонию общего режима на три года. Правда, не только и не столько за мошенничество. Два года из трех Степанов получил за сопротивление при аресте.

Наивно ожидать, что профессионального неоднократно судимого мошенника может исправить колония. Виктор Владимирович в своей последней статье предположил, что едва освободившись, Степанов вернется к привычному преступному ремеслу. Так и вышло.

Март 2019 года. Ростовская область. В общественном транспорте появляется лысый потасканный мужик с коробкой для пожертвований и историей про больного сына, нуждающегося в дорогостоящей операции в Израиле. Его рыдания были настолько убедительны, что местные общественники вместо проверки информации и запросов в больницы и фонды, упомянутые в листовке “отца”, стали призывать горожан помочь четырехлетнему мальчику. Они распространяли информацию, делились чужой бедой с друзьями в социальных сетях, клеили листовки, сопереживали… Пока наконец не догадались заглянуть на официальный сайт фонда “Счастливый мир” https://blagotvoritelnyi-fond.ru/ , который якобы помогал ребенку, и не обнаружили, что такого подопечного у фонда нет и никогда не было. Как только у добровольных помощников появились вопросы, мошенник перестал выходить с ними на связь и покинул город. Общественники и пострадавший фонд молчать не стали и привлекли к истории афериста внимание журналистов Первого канала и региональных СМИ.



Середина апреля 2019 года. Толстый лысый мужик с коробкой и листовкой ходит по автобусам Череповца и Челябинска. Впрочем, в этих городах он надолго не задерживается и перебирается в город Ноябрьск. Благодаря сюжетам на телевидении мошенника начинают узнавать на улицах и в автобусах, в местных пабликах и группах публикуют его фотографии и призывы не давать денег аферисту.



И Алексей Степанов сделал ход конем. Он заявил, что никакой он не мошенник, а жульничал исключительно добра ради - праздник детям-сиротам хотел подарить. В конце концов, если люди готовы давать деньги человеку, которого впервые в жизни увидели в автобусе, почему бы им не поверить в добрые намерения профессионального мошенника?



Самое печальное, Степанов не соврал. Он действительно пришел в детский дом с подарками и устроил праздник, очаровав руководство детского дома так же, как десять лет назад сельских учителей. А потом, чтобы довести ситуацию совсем до абсурда, Степанов еще и записал видеообращение к добрым гражданам, рассказав, как на его взгляд фонды обманывают людей и призвав помогать непосредственно нуждающимся.

- Все благотворительные фонды имеют левых волонтеров, - заявил Степанов, - которые передвигаются по городам от имени этого фонда с ящичками, где в торговых центрах магазинах просят у вас помочь маленькому ребенку, которому необходима срочная помощь. Поверьте моему, слову фотографии этих детей так же вымышлены. На этих детей если и собирались деньги, они собирались давным давно, и все эти дети давным давно спасены и живут вполне благополучно. Но это еще одна очередная доходная часть благотворительных фондов. Поверьте моему слову, ни вы, благотворители, ни государство никак не сможете проконтролировать поступление средств в эти ящики, и что с ними делают волонтеры, вскрывая их, тоже никому не подвластно. Это еще одна часть, как я и сказал, дохода благотворительного фонда в собственный карман. Я не собираюсь больше заниматься помощью подобным благотворительным фондам, от лица которых я действовал, я не собираюсь каким-то образом обманывать людей. Вся моя деятельность, она была на оказание помощи детям-сиротам в детских домах. (тыц)

Конечно, не может не радовать, что Алексей Степанов так вот легко и непринужденно раскрыл схему, которой пользуются его коллеги по грязному бизнесу. Разве что фотографии и истории фонды-коробочники используют настоящие, в отличие от попрошаек. Прикрываются чужой реальной бедой, как Степанов попытался прикрыться сиротами. И Русфонд писал об одном из таких фондов, созданным неким Арсением Шепсом, тоже судимым за мошенничество, как и Степанов ( Недоликвидация, 1.09.2017 ) Во время проверки деятельности фонда “Спасение” были обнаружены нарушения, и его ликвидировали решением суда. Государство, вопреки заявлением Степанова, проконтролировать судьбу денег смогло. Впрочем, Шепс тут же зарегистрировал новый фонд с таким же названием, но это совсем другая история.

Совершенно очевидно, зачем вдруг Алексей Степанов решил кого-то разоблачать, да еще и оклеветал добросовестный и давно существующий фонд. Это такая попытка уйти от ответственности. Мол, это сотрудники фонда жулики и мошенники, а не он, годами бродящий по городам и весям с украденными фотографиями.

Но смотрите, как интересно получается.
Есть добрые граждане, готовые отдать свои кровно заработанные деньги первому встречному мошеннику. Есть общественники, бросающиеся спасать, не проверяя, кого и от чего. Есть полиция, интересующаяся таким вот собирателем только после сюжетов в СМИ. Что это? Виктор Владимирович назвал это легковерностью. Возможно, он был прав. Но нам кажется, что это безразличие. Добрым гражданам безразлично, куда пойдут их деньги - на водку мошеннику или на помощь ребенку. Они сделали доброе дело, получили свой плюсик в карму и забыли об этом ребенке, едва выйдя из маршрутки. Общественникам безразлична их репутация, поэтому они не проверяют, кому они помогают и в чем именно. Подумаешь, стали подручными мошенника. Полиции безразлично, что происходит у них под носом. Вот убьют, тогда и приходите. И это безразличие рано или поздно действительно начнет убивать. Ста рублей, отданных жулику, не хватит реальному больному, чтобы начать лечение вовремя. Общественнику не поверят, когда он попросит помощи помощи в настоящей беде. Полиции действительно придется описывать тело.

В своем обращении Степанов пообещал полностью прекратить свою деятельность. Но мы ему почему-то совсем не верим.
Шахты, Ижевск, Архангельск, Киров, Ноябрьск, Новый Угенрой, Большой Сочи… Куда Алексей отправится дальше? Может быть, в Оренбург? А может, в Новгород? Или в Вятку? Россия страна большая, городов в ней много, доверчивых и безразличных граждан еще больше.
Оглянитесь, Алексей Степанов может быть рядом с вами. Он обязательно появится там, где делают добро, не задумываясь.

Будьте бдительны! И не кормите мародеров.
10th-May-2019 03:35 pm - К Дню Победы
мелкое
Попался на глаза текст. Хороший текст, о судьбе женщин в войну, о том, как забывается и затмевается салютами в честь героев и военных подвигов память о ежедневном подвиге и ужасе, когда за тобой твои дети, старики. Когда на тебе их выживание, спокойствие того, кто ушел с оружием в руках.

И что-то в этом тексте меня зацепило. Долго думала, что именно.
Ради идеи женского сестринства автор поставила знак равенства между немецкими и советскими "простыми бабами". Мол, воевали мужчины, а вот горе у женщин было одно, ежедневный подвиг, страх перед чужаками или своими, могилы детей и ломающая хребет ответственность. Женщины по обе стороны фронта невинные жертвы зверств, и никак иначе.

И вот с этим я согласится не могу никак.

Тетка моей матери была остарбайтеркой. Она всю жизнь прожила одна, в маленькой комнате в коммуналке. Война стоила ей возможности родить. Часть той ее комнатушки есть и в квартире, где я живу. Кто такие остарбайтеры? Это подростки и те самые простые бабы, которых простые немецкие мужики сгоняли, как скот, грузили в вагоны и отправляли работать на благо Рейха. Не только на заводах и фабриках, но и в простых немецких семьях. По факту - рабы. Такие же, как в Римской империи две тысячи лет назад. Говорящая двуногая скотина, дети 12-16 лет, оторванные от семей и мам.
Мирные немецкие жертвы войны против подобной практики не протестовали, трудом свлавянских рабов радостно пользовались, не испытывая ни малейшего угрызения совести. Остарбайтеры работали на предприятиях таких гигантов как Хенкель, Опель, Фольцваген, BMW. Если верить историку Арсению Рогинскому, то органы госбезопасности ССР с 1918 по 1987 арестовали около 7 млн. человек. У немецких фашистов производительность была выше. В конце войны в Союз вернулись 5 млн 500 тысяч остарбайтеров. Население современного Петербурга...

Так вот. Мужчины моей земли заживо чужих детей не жгли, хоть и были патриархальны до мозга костей. Насиловали, да. И это военное преступление, но не такое, как взять чужого больного младенца и запихнуть его в сугроб под смех сослуживцев, и не давать бабе забрать, веселиться, смотря, как она бегает и воет. Но нет в Германии ни своих Хатыни, ни Большого Заречья. А Дахау есть, и там немецкие мужчины убивали чужих детей, чтобы вернуться вечером к своим любящим супругам. Женщины моей земли планы на пару гектаров чужой не строили. Женщины моей земли во время войны рабов не имели и чужих подростков "в помощь советских домохозяйкам" не воровали. И своих мужчин в чужую землю за рабами не посылали. Можно, конечно предположить, что советские женщины и хотели бы рабов и рабынь из немецкой земли, да злобные патриархальные мужики не подумали о своих бабах позаботиться, но что-то мне подсказывает, что не так дело было. И немецкие рабыни в домах советских колхозниц после войны не появились по какой-то другой причине. Может быть, по той, что не смотря на все испытания, наши мужики и бабы продолжали видеть в немцах людей. И нашли в себе силы не платить той же монетой семьям насильников, убийц и грабителей.

Гитлер был избран демократическим путем. До самой последней страницы немецкой истории он пользовался поддержкой и пониманием своих сограждан. Их устроила и Хрустальная ночь, и лишение гражданских прав евреев, и возможность их безнаказанно убивать.

Немецкие женщины не знали и сами были жертвами своих мужчин и общества? Ну, на мой взгляд, это заявление из серии, что бухгалтер Освенцима понятия не имел о зверствах, в преступлениях не участвовал и вообще только бумажками занимался. Он именно так оправдывался на суде. А жена казненного коменданта Освенцима искренне считала, что заключенным в ее доме хорошо работалось, она о них заботилась, а ее муж ничего плохого не делал, потому что очень любил ее и детей. И, если говорить про общественные настроения, в начале 60-х эта женщина во время суда поддержала коллег мужа, прислав им вязаный розовый свитер. Другие жены раздавали интервью, какие у них хорошие и добые мужья, и как они не могли участвовать во всех этих ужасах. То есть общественного осуждения и отвержения эти женщины не боялись. И, думаю, не будь советских и американских документов, не добейся Союз процесса над немецким руководством, то и сам факт преступлений отрицался бы. Не только участие любимых мужей и братьев, служивших в Освенциме, но никому не сделавших никакого вреда.
Нет, мы можем конечно, считать, что во времена Гитлера немецкие женщины были тварями бессловесными, не имевшими никакого влияния на происходящее, чей долг только пахать и страдать, пока мужики бряцают оружием. Но, по-моему, это куда хуже, чем думать, что они разделяют ответственность за внешнюю политику Третьего Рейха со своими мужьями, братьями и сыновьями. Считать так это объективация, лишение этих женщин субъектности и права на личную позицию. И, на мой взгляд, это куда страшнее. Поступок Магды Геббельс в других исторических обстоятельствах считался бы подвигом, и не надо его обесценивать, превращая ее в жертву обстоятельств и чужой злой воли лишь потому, что она женщина. Она верила в Рейх и имела право на этот выбор.

Мне не жалко молоденького немецкого мальчика, насмерть замерзшего в Сталинграде. Его туда никто не звал, сам пришел.
Мне не жалко мать этого мальчика и его сестру: они не сидели неделями и месяцами в городе, пока его сравнивали с землей. Перед ними не стоял вопрос выживания как нации, с ними не вели войну на уничтожение. Пока русская баба рвала жилы, спасая своих детей и стариков, немецкая фрау верила в Рейх, фюрера и свое право на русских рабынь.
И говорить о вынужденности, о невозможности сопротивляться, о необходимости понять и простить немецких ассов, растрелявших баржу с детсадовцами на Ладоге, разбомбивших поезд со школьниками под Лугой - это плевать на могилу участников "Белой розы", таких же молоденьких мальчиков и девочек. У первых было в руках оружие, но они, получается, ничего не решали. У вторых было только неприятие происходящего, но они боролись.

И, кстати, даже этот подход с поиском общего уже был. В первые недели войны наши солдаты еще верили в одураченного нацистской пропагандой доброго немецкого пролетария. И в то, что стоит Фрицу или Гансу объяснить, как именно его используют немецкие буржуи, как он немедленно повернет оружие против них и пойдет делать революцию. Иллюзии, что классовая близость имеет значение, развеялись довольно быстро. С сестринством и общей женской судьбой будет тоже самое, потому что помимо правды пола есть еще очень много разных правд, и классовая только одна из них.
Стоны про невинных пострадавших немок это стоны людоеда, у которого мальчик с пальчик вдруг спрыгнул со стола и воткнул вилку в живот. Горе-то какое, больно ведь, когда вилкой в живого человека тыкают. Только до этого людоед четыре года крошил родных и близких мальчика в салат, а его жена и дети этот салат с аппетитом ели, урча и чавкая от удовольствия.

Участвовать в чужом преступлении можно в разных формах. Соучастие, пособничество, подстрекательство. Немецкие женщины не приходили на нашу землю с оружием в руках. Но вот пособницами и подстрекательницами они были. И нет общего в исторической судьбе завоеванных и завоевателей, какого бы пола они не были.

Выбор у немецких женщин был. И они его сделали в 33 году, вместе со всем немецким народом. И разделили его историческую судьбу. Потому что выбора без последствий не бывает. Даже если ты девочка и хочешь платьюшко.
мелкое
Вышла моя статья на Ридусе в продолжение истории с "Граблями благотворительности".
Читать по ссылке, ссылка под картинкой.

мелкое
И свами радио удивительных историй из ЖыЗниЖывотных.

Кукусь избил жену до инвалидности. И... Собирает деньги на ее лечение! Он же раскаялся.
Дискуссия в БНК с первоисточниками

Веселые картинки мои.



Read more...Collapse )
мелкое
ФБ гудит. Подопечных фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам" лишили родительских прав на четверых детей.



Фонд "Волонтеры в помощь детям-сиротам" помогает семье с 2012 года и даже сделал в 2013 ремонт в квартире.
Поскольку мама и папа - выпускники детского дома, и не приспособлены к жизни по причине, в которой не виноваты, мы помогаем им наладить быт, в первую очередь, ради детей, чтобы они не оказались в интернате, как это произошло с их родителями."

Фотографии до ремонта и послеCollapse )



Казалось бы, вот оно счастье. Быт семье наладили, живи, радуйся, расти детей.

Прошло шесть лет. Квартира не просто вернулась в исходное состояние бомжатника, но и обзавелась четвероногими обитателями. На данный момент в ней живут, помимо людей, еще и около 50 животных: 20 собак, 24 кошки, многочисленные кролики и несчитанные полчища тараканов.
Как это выглядит, можно посмотреть в передаче "Мужское и женское" и порадоваться, что дерьмо с потолка капает не у вас, а у кого-то другого.


Или в сюжете Вестей.
Он короче, но алкоголизм родителей, упомянутый в репортаже, не подтверждают сотрудники и волонтеры фонда. Впрочем, сама Надя (мать семейства) сформулировала это в эфире "Мужского и женского" как "ну он не каждый день пьет".
Запахи через экран, на наше счастье, не передаются, да и хруст тараканов, падающих с потолка, тоже остался за кадром.

На фоне скандала с девочкой-маугли, найденной в Москве, соседям семьи удалось дожать "органы", и родителей прав лишили. Старшая девочка сейчас учится на ветеринара, 18 ей исполнится в самом ближайшем будущем. Лишение прав родителей дает  ей новые перспективы: статус сироты предполагает хорошую социальную помощь и шанс претендовать на свое жилье, если признать совместное проживание с родителями невозможным из-за санитарного состояния квартиры. Правда, последнее поставит под вопрос возможность вернуть в дом младших братьев.
Но общественность требует, негодует и возмущается. Ведь главное в жизни любовь, а не какая-то там чистота.

Этот случай ничем не отличался бы от десятков других таких же, если бы не один аспект, о котором почему-то никто так и не заговорил, хотя он очевиден.

Что же осталось вне поля зрения общественности, хотя журналисты добросовестно это показали и описали? И именно об этом почему-то пока все молчат. Что же, буду первой, кто заговорит.

Автор этого комментария дал мне его на условиях анонимности, хотя живет за несколько сотен километров от Москвы. Но он все равно опасается как за свою безопасность, так и за жизнь своих животных.

******

- То, что я увидел на видео из данной квартиры, в среде зоозащитников называется "черная передержка". (передержка - место, куда волонтеры-зоозащитники привозят подобранное ими животное, если не могут взять его к себе, и где оно находится все то время, пока ему ищется постоянное место пребывания. для содержания животного на передержке обычно организуется сбор средств в социальных сетях. человек, дающий свои реквизиты для сбора называется "финансовый куратор", он может иметь до нескольких десятков животных на "кураторстве". Отчеты... Ну, тут все как у людей. Либо они есть в полном объеме и с огромным уважением к тем, кто не прошел мимо, либо дал денег и давай, до свидания, подавись своими 500 рублями. - прим. мое)
Остается вопрос, почему сами зоозащитники, которые снабжали данную семью животными, закрывали глаза на то, что это ад для животных. У собак и у кошек есть базовые потребности кроме еды. Это любовь и внимание хозяев, личное пространство, потребность в физических и умственных нагрузках. Всего этого животные были лишены в данной семье. Соседи свидетельствуют, что глава семьи выгуливал двух собак (из 20 - прим. мое). Остальные отправлялись на самовыгул, но большинство в принципе не покидало стен этого собачьего ада. Так почему молчат зоозащитники, которые готовы "сожрать живьем" любого, кто по их мнению плохо обращается с животным? Например, потерял в новогоднюю ночь или же предпочел гуманную эвтаназию возрастного пса с тяжелыми травмами вместо протезирования раздробленных лап.

- Мое мнение - данная передержка была очень дешевой, фактически "за корм", но деньги на эту передержку кураторы животных собирали по полной программе. Волонтеры от зоозащиты (далее я буду называть их только зоошиза - потому что только шиза могла отправлять животных на данную передержку) пользовались психическими особенностями женщины. Эти психические особенности имеют название - хордерство. Собирательство животных. Кстати данный "таракан" в голове у хозяйки "передержки" подтверждают и волонтеры фонда "Отказники", которые курировали семью. Правда в своих текстах в защиту семьи они представляют Надежду как сердобольную спасительницу. Но нет. Это не спасение и не помощь животным. Это издевательство над ними, над их природой. Это психическое заболевание - брать в дом больше животных, чем ты можешь обеспечить не только едой, но и пространством, и вниманием. В США и Западной Европе собак бы просто изъяли у человека с полицией. И после следили бы , чтобы данная семья никогда не завела бы ни одно животное. А собак попытались бы социализировать. А если социализация оказалась бы невозможной - гуманно усыпили. Потому что нельзя пристраивать животных, которые не выходили на улицу несколько лет подряд. Которые привыкли справлять нужду в квартире.

- Но мы живем в России. И у нас зоошиза вытаскивает этих собак с "передержки" и уже пристраивает. Собаки при этом окусываются - они боятся людей, боятся улицы... В общем ближайшие пару месяцев всем добрым людям, желающим помочь беспородным собакам я рекомендую избегать локации "Балашиха" на Авито. Более того, рекомендую не брать кота в мешке, а ездить и знакомиться с собакой. Смотреть как гуляет на поводке, напрашиваться в квартиру к пристраивающему и пить там чай не менее двух часов, пристально наблюдая за собакой. И если за эти два часа собака сходит в туалет в квартире - разворачиваться и уходить (это актуально для щенков старше 8 мес - после этого возраста собака в состоянии терпеть до улицы). Собаки из этого собачьего ада скорее всего никогда не научатся ходить в туалет на улице. У них годами закреплялось поведение, что туалет - это в квартире. Либо им потребуется серьезная коррекция поведения с участием кинолога.

Например вот щенок из этого скрина. Щенок из собачьего ада в Балашихе Голдик. Фото сделано в 4 месяца, новое фото возможности сделать нет, по словам куратора. И я понимаю почему. В квартире его фотографировать нельзя - там филиал помойки. А на улице эта собака будет ползать на брюхе от страха. Кобелю между прочим сейчас два года. Это фактически приговор. Он никогда не станет собакой-компаньоном.




- Вот только зоошиза не расскажет потенциальным хозяевам, что у собачки проблемы, поэтому лучше просто не брать беспородных собак из Балашихи ближайший год. Кстати интересно, что в судьбе собак с этой "передержки" активное участие принимает Виктория Павленко, которая широко известна тем, что украла лабрадора-поводыря. В Балашихе тоже есть два лабрадора, которых отказались отдать породной команде помощи. Предполагаю, что эти лабрадоры были украдены. Кражи породистых собак - это самый надежный бизнес зоошизы - на породистых подают лучше. Так что всем заводчикам и владельцам лабрадоров рекомендую внимательно посмотреть видео - возможно у вас получится опознать знакомую собаку и спасти ее из этого ада.
Сергей, заводчик КО, владелец питомника

*****

Замечу, что у Сергея есть основания опасаться за свою безопасность. Вокруг закона "Об ответственном обращении с животными" кипит борьба между активистами кинологического движения и зоорадикалами. Последние недавно от слов перешли к делу и прострелили лобовое стекло на машине одной из активисток. Сборы на животных это такой же криминальный бизнес, как и сборы на больных детей. И главный его плюс для "спасателей" - полное отсутствие интереса у органов правопорядка к тому, что творится в этой сфере. За правами детей хоть и со скрипом, но следят врачи и органы опеки. Так что если только собирать деньги, но не лечить ребенка и не кормить его, рано или поздно на пороге нарисуется чиновник и начнет задавать неприятные вопросы. Собаки и кошки никому не интересны, пока их дерьмо не начнет протекать к соседям. И, в отличие от "выгодной деточки" выгодных собачек можно насобирать по обочинам в любой момент, если старые сдохнут.

Именно зоошиза - зоорадикалы пользуются болезнью Надежды и ее неспособностью осознать, что пятьдесят животных в доме это не любовь, это издевательство как над членами ее семьи и соседями, так и над друзьями нашими меньшими. Ее дочь уже по уши в этом бизнесе и в сотрудничестве с этими людьми, а муж получил первую судимость за кражу четырех овчарок из питомника. Волонтеры пишут о последнем с умилением, но работник питомника всегда может договориться на пет-щенка, и уж четырех собак "для любви" красть точно не обязательно. А вот для разведения и продажи щенков четыре разнополых животных в самый раз.



Я не знаю, почему об эксплуатации больной женщины зоошизой не хотят говорить волонтеры и сотрудники фонда. Возможно, тоже боятся попасть под раздачу и узнать, что они не спасители детей, а сволочи-живодеры. Они в курсе, что Надежде свозили животных со всей округи, и женщина явно не из тех, кто будет героически молчать, но не сдаст имена зоошизы.
Впрочем, возможно, сотрудники фонда просто очень заняты.
Они ищут журналистов, готовых писать об истории семьи из Балашихи без общения с соседями и опекой и защищать право детей расти под присмотром любящих мамы и папы. Среди духовного богатства, тараканов, экскрементов и десятков животных. Потому что без боя зоошиза никогда не откажется от дешевой и дружелюбной передержки с "ветеринарным сопровождением", как представят ее жертвователям, едва старшая дочь Нади получит диплом ветеринара.



мелкое
В четверг экс-координатор "Открытой России" Мария Баронова присоединилась к команде Russia Today, чтобы возглавить благотворительный проект телекомпании "Дальше действовать будем мы" (дальше - ДДБМ).



В самой идее создания благотворительного проекта нет ничего удивительного: в последние годы фонды, общественные фонды, сообщества волонтеров, группы добровольцев появляются как грибы после августовского дождя. Как и с грибами, какая-то часть из них не то чтобы не съедобна, а откровенно ядовита. Решили к помощи ближнему своему присоединиться и журналисты нашего главного пропагандистского рупора за рубежом, но пока что выращивают они мухомор, а отнюдь не белый гриб.

Что представляет из себя проект "Дальше действовать будем мы"?

На данный момент под "действовать" создатели проекта подразумевают безотчетный сбор денег на личные счета нуждающихся в помощи. И никакие мнения на этот счет организаторам не интересны. В своем программном заявлении Мария Баронова прямо пишет, что ей не интересен чужой опыт, так что правила она и ее команда будут вырабатывать, делая выводы из своих ошибок, а пока будут собирать на личные карты нуждающихся в помощи. Учитывая, что о проблемах в сборах на личные карты участники сектора, в том числе и я, говорят уже с десяток лет, заявление Марии Бароновой вызывает некоторое недоумение. Когда о необходимости для наработки собственного опыта ходить по давно известным граблям пишет блогер Ольга Савельева, отчитавшаяся по проведенному сбору документами ликвидированного ИП с арифметическими ошибками, а потом забанившая всех, кто пытался объяснять ей, в чем она не права, это можно понять и посмеяться. Здесь же о невозможности использования и принятия чужого опыта заявляет публичный политик и правозащитник, для которого работа с экспертами должна быть частью его профессиональных компетенций.

И, если бы организаторы проекта, руководить которым пригласили Марию Баронову, захотели узнать экспертное мнение, то еще на стадии оформления идеи они бы обнаружили, что несостоятельность доводов "маме виднее, на что тратить" и “люди начинают просить помощи от отчаяния” подтверждена сотнями и тысячами сборов в социальных сетях. Да и идея "проверки информации силами журналистов" тоже зачастую оказывается сомнительной. Никакой опрос соседей и коллег по работе не поможет убедиться в том, что человек реально нуждается в той помощи, о которой просит.

Read more...Collapse )

Замечу, что ловить журналистов на вранье и манипуляции фактами в "сборочных историях" это отдельное удовольствие. Этим, например, занимаются активисты проекта "Благотворительность на костях".

Из их последнего улова это история калужанина Матвея Кулакова, которому некая анонимная клиника дала 75% шанс на излечение, при том, что как следует из выписки, ребенок инкурабелен, то есть неизлечим. Но с активной помощью местного телеканала "Ника ТВ" на личные счета мамы уже собрано не менее 4 млн. рублей. Это история Артема Пронина с болезнью Канаван, на лечение которого силами сетевых сборщиков и федеральных каналов собрали около 500 тысяч долларов из заявленного к сбору почти миллиона. И это при том, что все утверждения об обещанном американцами выздоровлении не соответствуют реальным перспективам ребенка, и по факту сбор идет на первую стадию клинических исследований.

Ни один добросовестный фонд не возьмется помогать ни Матвею, ни Артему. Фонды пойдут за экспертным мнением к врачам и исследователям. Журналисты же зачастую больше заинтересованы в красивой картинке и жалостливой истории для родного СМИ.

Не выдерживает никакой критики и заявление Марии Бароновой, что создание фонда ограничит проект в выборе получателей помощи. При грамотно составленном уставе фонд может одновременно заниматься чем угодно: оплачивать лечение и покупать корову, вязать шарфики для пингвинов и отправлять гуманитарную помощь в Африку, оказывать юридические услуги малоимущим и организовывать праздники в детдомах, помогать погорельцам и эвакуировать нонкомбатантов из зоны боевых действий. Но необходимость иметь пул экспертов по каждому направлению заставляет добросовестные фонды ограничивать себя в желании помочь всему миру. Да, многие эксперты готовы работать про боно в некоммерческих проектах. Но далеко не все и не всегда.
Отказываться от интересных историй из-за невозможности быть экспертам во всех сферах, приходится не только фондам. Например, я пишу про дикие сборы много лет. Но ДЦП настолько не моя тема, что даже получив негативные отзывы на выбранный семьей маршрут реабилитации от знакомых специалистов, я не стала разбирать личный сбор Марии Бароновой, ограничившись замечанием об отсутствии отчетов.

Фонд может сделать так, что обычный человек не сможет понять из публичной отчетности, сколько именно средств ушло на фандрайзинг, сколько на зарплату специалистов, а сколько было потрачено на функционирование структуры как таковой. Но у любого фонда есть бухгалтерия и финансовая отчетность, и это значит, что даже если сборы идут "на карту директора", следователь по экономическим преступлениям, аудитор или налоговик смогут найти следы каждого рубля и выяснить, куда и как он в итоге был потрачен. И рассказать об открывшихся фактах злоупотреблений обществу, если сочтет это своим гражданским долгом.

В сборе на личную карту человек подает налоговую декларацию, платит с полученного 13% и после этого ничего никому не должен. Полиция им заинтересуются только в одном случае: если он не нищий, а мошенник, собиравший средства по поддельным документам. Да и то, чтобы заставить органы правопорядка работать, надо приложить немалые усилия. Если же человек болен сам или болен его ребенок, то, как показывает опыт, на все заявления пострадавшие получат отказное. Дикие сборы это огромное поле для злоупотреблений, воровства, растрат и существования откровенно бандитских схем.

Если же возвращаться к ошибкам и граблям, то проект ДДБМ уже нарушает Правила ведения благотворительных сообществ в "ВКонтакте", требующих от сборщиков регулярных отчетов по собранным средствам. Появились эти правила в результате многолетней совместной работы техподдержки и пользователей, активно участвовавших в благотворительных сборах и успевших сделать выводы как из своих ошибок, так и многочисленных злоупотреблений со стороны получателей помощи. Но чужой опыт организаторам не нужен и не интересен, как мы уже поняли. Так что и это чужое знание пришелось настолько не ко двору, что открыв группу проекта еще в начале февраля, о существовании правил организаторы узнали только 1 марта от участников паблика "Благотворительность на костях". В сочетаниями с заявлениями о журналистской экспертизе в рамках должностных обязанностей это отдельно прекрасно.

Кстати, все знают проект, который начинался так же, как ДДБМ, а именно с журналистского фандрайзинга, когда читателям издания предлагаются письма нуждающихся, а газетчики со своей стороны проверяют подлинность истории. Я его не просто знаю, я в нем работаю. Это Русфонд. Но то, что было хорошим началом четверть века назад, сейчас морально устарело. Сейчас у людей, желающих помогать нуждающимся, в разы больше инструментов и возможностей для организации помощи, чем было тогда. И даже в середине 90х мои коллеги размещали в газете имя и регион, но не номер счета или иную личную информацию, заботясь о неприкосновенности частной жизни получателя помощи. Ну а требование к получателю помощи предоставлять счет из клиники давало возможность жертвователю напрямую решить проблемы нуждающегося, минуя его личные счета и не вводя в соблазн использовать собранное не по назначению. Эта практика оберегала Русфонд от скандалов, а жертвователей от разочарования.

Сейчас социальные сети быстро сделают достоянием общественности любой чих подопечных проекта ДДБМ, и, значит, подход, озвученный Маргаритой Симоньян в ее Телеграмме послужит практически стопроцентной гарантией бесконечных скандалов вокруг публичных персон, каковыми мгновенно станут герои опубликованных журналистами историй: "Когда к нам напрямую обращаются люди, у которых заболел ребенок/сгорел дом/сломалась коляска/нужен пандус, мы не можем их послать. Даже в фонды. Мы проверяем их историю - тщательно, с выездом на место и запросами в органы - и публикуем материал об этом. А в конце материала оставляем информацию об их счете. Деньги идут напрямую этим людям. Мы не изучаем, сколько денег приходит, и ни копейки из этих денег не тратим на свою работу. Мы их даже не видим".

То, что не хотят видеть и знать журналисты, увидят и узнают те самые соседи, у которых Мария Баронова собирается проверять обоснованность сбора. И немедленно поведают миру в ВК, ОК и ФБ. После чего журналисты получат возможность написать о жестокой травле, а я в очередной раз сослаться на свою статью “Демонстративное потребление как причина сетевых скандалов”. Так что, собирая средства на личные счета нуждающихся и не интересуясь результатами “ДДБМ" имеет все шансы заткнуть за пояс приснопамятное сообщество волонтеров "Капля жизни" и его детище "Благотворительный марафон". Напомню, что эти люди умудрились развести не только журналистов, местный минздрав и российских жертвователей, но и “обуть” на 200 тысяч долларов самого Виктора Януковича в бытность его на посту президента Украины. А он всего-то хотел помочь реально существующему больному ребенку получить лечение за границей и не мог знать, что счет клиники успели оплатить дважды до него.

Но боюсь, что все эти вопросы, очевидные любому, кто серьезно занимался благотворительностью в последние годы, интересны только участникам сектора. А их мнение можно и игнорировать. Я уверена, что зрители телеканала и подписчики групп Russia Today ни на секунду не задумаются над ними. Рядовые граждане с радостью купят идею, предложенную Марией Бароновой в ее ответе клеветникам и завистникам: "самоочевидным является тот факт, что помощи и историй в нашей стране вообще-то хватит на всех. Заниматься этим должно как можно больше людей, начать это нужно позавчера." Они приобретут иллюзию, что "мир не без добрых людей, просите и получите, стучитесь и откроют, помощь обязательно придет, безвыходных ситуация не бывает", не заметив, что за красивой оберткой скрывается горькая пилюля отказа государства от исполнения своих социальных обязательств. Помощь да, придет. Но только тем, кто имеет поддержку семьи, группы единомышленников, или умеет создавать медийную картинку и достаточно убедительно жаловаться на жизнь на потребу публике. Если о девушке, оставшейся инвалидом после аварии расскажет “Комсомолка”, сиротливо закончив публикацию номером карточки, то она получит и спонсорскую помощь, и внимание общественности, и средства на мелочи, делающие жизнь приятнее и комфортнее. Если история инвалида окажется неинтересной изданию, то придется выживать на одну пенсию. Или умирать.
Хорошие выживут, плохих не жалко. О них ведь не рассказали СМИ и инфлюенсеры, и, значит, их никогда и не существовало.

Почему же нашим согражданам понадобилось покупать этот фантом, а Russia Today его продавать?

Ответ прост.

Как и в 96 году, миллионы наших сограждан оказались за чертой бедности. Причем если в 90е речь шла о сломе привычного образа жизни, то сейчас многие люди, имеющие зарплату на грани выживания, оказываются еще и по уши в кредитах. В итоге семья, едва держащаяся на плаву, начинает стремительно нищать, столкнувшись с тяжелой болезнью члена семьи или необходимостью незапланированных трат. В 90е люди, оказавшиеся в такой ситуации, просто умирали. Сейчас они идут за помощью в социальные сети или к журналистам.

Read more...Collapse )

Если говорить языком статистики, то за чертой бедности сейчас находится от 20 до 35 млн человек. То есть до четверти наших сограждан, большинство из которых имеют детей, не могут себе позволить полноценные питание, отдых, образование и лечение. Реши Russia Today в рамках своего проекта рассказать истории только этих людей, несколько ближайших десятилетий эфир телеканала окажется заполнен исключительно ими. И именно это положение дел прячут за красивыми словами о милосердии и взаимовыручке, свойственным нашим согражданам. Не открою Америки, если напишу, что чем чаще с высоких трибун говорят, что чужой беды не бывает, тем хуже ситуация. Если страна не ведет войну, а внутренняя обстановка стабильна, нет необходимости в призывах сплотиться вокруг национального лидера, хватит и демократических институтов. Если уровень жизни высок, бесконечные заявления об обязательном милосердии и радости соучастия в добром деле так же оказываются странными и неуместными.

Так что между журналистским фандрайзингом 1996 года и журналистским фандрайзингом 2019, при всей схожести обнаруживается одно существенное отличие. Создатели "ДДБМ" говорят "а", утверждая, что помощи хватит на всех и предлагая конкретные истории своим читателям и зрителям, и изо всех сил молчат о "б", а именно о причинах, по которым вдруг понадобился масштабный проект сборов для нуждающихся. И в этой лицемерной позиции заключается разница между создателями проекта Russia Today и их предшественниками из Коммерсанта. Четверть века назад журналисты не натягивали сову на глобус и, обращаясь за помощью к своим читателям, писали, что нуждающиеся в помощи оказались в бедственном положении из-за экономической ситуации в стране, а не самозародились в грязи, как мыши у алхимиков. Да и обращались за помощью они к обеспеченным людям, потому что бедные газету Коммерсант не выписывали и не читали. Тогда же, кстати, коллеги выяснили, что далеко не все истории и письма вызывают живой отклик, помочь вот так, напрямую, всем нуждающимся оказалось принципиально невозможным. Журналисты Russia Today предпочитают честно и неподкупно собирать деньги с таких же нищих, как и просители, изо всех сил закрывая глаза себе и другим на причины, толкнувшие людей на виртуальную паперть. Ведь у нас есть взаимовыручка и волшебное средство от любых печалей в виде денежных знаков. И, значит, все у нас на самом деле хорошо и замечательно, вот только англичанка гадит. Надо только верить в хорошее, и все сбудется, примочки из банкнот вылечат рак в терминальной стадии и помогут ребенку с микроцефалией в будущем получить нобелевскую премию и стать олимпийским чемпионом по фигурному катанию. Ну а вопрос, почему и как за 20 лет стабильности и развития граждане вновь встретились с теми же проблемами, что и в 90е, мешает делать это общее дело, и, значит, не стоит его и поднимать. Ну если только ритуально покамлать: “До чего страну довели” для подстегивания сбора.

Рядовым гражданам участие в благотворительности в предложенном формате позволяет закрывать глаза на стоящие перед ними проблемы, обесценивать их важность и сложность и игнорировать собственную неспособность их решить, переходящую в фактическую социальную беспомощность. Фантом возможности получить помощь на виртуальной паперти и купить фейковое чудо оказывается важнее осознания собственных реальных перспектив и борьбы за свои интересы.

Так что можно с уверенностью сказать, что как бы не отзывались о проекте участники сектора, в ближайшее время его ждет бурный рост и горячая любовь публики. Ну а читателей пабликов типа "Благотворительность на костях" сложности объяснения создателям собирательных групп в чем их отличие от Russia Today, и почему Марии Бароновой безотчетно собирать можно, а Маше Пупкиной нет.
This page was loaded Aug 21st 2019, 2:33 pm GMT.