мелкое

Нечто вроде дисклеймера

Этот журнал в основном посвящен токсичной благотворительности. Я рассматриваю как отдельные случаи или проекты, так и явление в целом, разбираюсь, чем именно ядовитый аналог отличается от оказания безвозмездной помощи нуждающимся.

На данный момент благотворительность является не только быстрорастущей отраслью, но и формирует своеобразный дискурс. И мне интересно как что это за дискурс, так и куда он может развиться. Мне интересны участники проектов, их мотивации, результаты их деятельности как на уровне общества, так и на уровне межличностных взаимодействий.

За последние годы проект разросся. Изначально объектом моего внимания были в основном сборы в социальных сетях, однако позже я выявила смежные темы, показывающие взаимопроникновение важных социальных тенденций. Именно так, следуяя за объектами моих изначальных наблюдений я пришла от рассмотрения спасения заведомо неспасаемого к спасению нерожденных.

Из моего блога вы можете узнать, что такое токсичный сбор, какие методы используют его организаторы и к каким результатам приводит участие в подобных инициативах. А так же увидеть, к чему приводит помощь без раздумий и чем заканчивается пренебрежение реальностью для достижения идеала. Ну и заодно ознакомиться с историей вопроса: о явлении я пишу с 2011 года.
Сразу предупреждаю: если вы искренне верите, что благие намерения на входе в ситуацию искупают любые косяки, а последствия действий и бездействий придумали злые нехорошики, мешающие людям творить добро, вам в моем блоге не понравится.

Данный блог явлется единственным местом обитания некоммерческого проекта "Токсичная благотворительность". К иным проектам борьбы с "токсиком" в чем-бы то ни было я отношения не имею, что они подразумевают под "токсичной благотворительностью" не знаю и ответственности за них не несу.
UPD. С лета прошлого года у меня есть свой микропаблик ВКонтакте, но он больше для ссылок, репостов и маленьких заметок на полях. Все то, что как-то странно тащить в ЖЖ, потому что "ссылка и три строчки комментария" немного не для Живого Журнала. Вот он - "Токсичная благотворительность и не только"

Если вы хотите связаться со мной - оставляйте комментарий под этой записью. Так будет надежнее, чем через личные сообщения.

Теги проекта:

токсичная благотворительность - основной тег проекта. Им маркированы большинство постов, написанных по теме, как иллюстрирующих общие тенденции, так и описывающие какие-то отдельные ситуации.

капля ртути - история о том, как спасюки пытались выйти на авансцену борьбы за добро, создать благотворительный фонд, объединяющий всех собирателей вКонтакта, и как все кончилось детскими смертями и исчезновением средств.

Юля Макарова - история о девочке, которую никто и не собирался лечить.

Принцип трансформатора - о благотворительном проекте Мити Алешковского "Такие дела" - "Нужна помощь.ру"

непрощайматвей - история о том, как токсичная благотворительность превращается в политику, и о выгодах приемных семей

свиноволки - история сбора у неформалов

мадонны двора чудес - текущий цикл, о связи между благотворительностью и репродуктивным насилием.

семь пятниц на неделе - юмор. в основном черный.


Микроциклы:

Роди и откажись, что случается, когда вместо аборта женщина выбирает роды и отказ.

Роди и отдай церкви, реализация инициативы Патриарха по спасению нерожденных на практике.

Отдельные посты:

Токсичный сбор & мошеннический: есть ли разница?

Признаки токсичного сбора - 2018, самая последняя версия
Как отличить недобросовестный сбор помощи с разбором на примере Феденьки Глазкова
Как отличить недобросовестный сбор помощи, версия расширенная, дополненная и с иллюстрациями


Личная техника безопасности
Еще о технике безопасности и перспективах развития отрасли



Благотворительность: социальные аспекты
И раз, и два, иллюстрация к тезису от Благотворительного Лохотрончика Марафончика

Капля Ртути и ее проекты - тут можно узнать, как зародился Благотворительный Лохотрончик Марафончик
"Второй этап" Благотворительного Лохотрона: часть 1, часть 2
МедИКсперты Благотворительного Лохотрона

Конец Капли жизни: Дикий, он же черный, публикация Коммерсанта

Сказ о том. как злые скептики в нежные спасючьи души плюнули - на примере сбора из группы Нелли Гуровой.

Ретвиты политиков и их политические результаты
Спасюки и уважение: часть первая, часть вторая
В защиту родителей

Угадай причины, с чего начинается токсичный сбор

Сказка не на ночь, нервным, беременным и чувствительным не читать

Как спасюки правду искали. Сетевая благотворительность, главное не принюхиваться
Часть 1, часть 2, часть 3

Выбор клиники в картинках

Марьям Рахимова, заметки на полях: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4

Светлана Агапитова и сетевые сборы. Как Пуджик Уполномоченному по правам ребенка неудобные вопросы задавал и не получил ответа:
1. Немного о машине времени
2. Светлана Агапитова и сборы в социальных сетях
3. Светлана Агапитова и сборы в социальных сетях -2

Отлупи ребенка - научи добру!

Синдром Мюнгхаузена по доверию

Двор чудес во вКонтакте

Токсик в усыновлении

Феденька Глазков: итоги громкого сбора.
Часть 1, часть 2, часть 3

История Темочки Белова и ее логичное завершение

Демонстративное потребление как причина сетевых скандалов

Дети в сетевой благотворительности: куда ведут обманутые надежды
Дети в благотворительности: и вот прошло два года

Благотворительность и эффективность
Что подрывает доверие: токсичная благотворительность или разговоры о ней?

Сбор на Варю Кошубу, и логичное продолжение: Мифы и убеждения спасюков

Благотворительный фонд Русская Береза: подайте на домработницу!

Мифы и убеждения спасюков про деньги на примере сбора До

Конец истории со свиноволками и сбором на Сашу Мендель

Благотворительность как отрасль: к чему мы идем?
Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4

"Солнце в ладошках" - бизнесмодель функционирования спасючьего фонда

Мифы в благотворительности: развеем старые, созданим новые. Полемика с Антоном Носиком

Ложные надежды: как спасюки теряют веру в волшебную заграничную медицину

Спасюки и политика
Кк устроить акцию гражданского протеста бесплатно и безнаказанно.
Часть 1, Часть 2
Новый пролетариат - женщины
мелкое

Новая газета и сбор на лечение Канаван у Оли Шкринды



"Новая газета" присоединилась к общей благотворительной дискотеке и тоже хочет развивать американскую науку за счет русских декретниц под флагами спасения маленькой Оли Шкринды.
Журналистка "Новой газеты" Елена Михина сумела получить комментарий у инсайдера из университета Рован! И, значит, может смело просить читателей скинуться и обещать полное вздоровление маленькой Оле Шкринде, хотя источник сказал свосем другое.

И не важно, что Артем Пронин, на срочное лечение которого восемьсот тысяч долларов собрали еще в августе, так и сидит в Москве. Не имеет значения, что сбор был на счет, выставленный Паолой Леоне от имени университета Рован, а перевели деньги в частную фирму, созданную ей же несколько месяцев назад. Не имеет значения, что договоров между родителями и Леоне никто не видел, и что именно она обещает и в какие сроки, не известно. И даже наличие или отсутствие разрешения ФДА значения не имеет.
Ведь есть доброе дело, благотворительный концерт и маленькая девочка с симпатичной молодой мамой.

Читайте в моем материале на Ридусе, что не так со "сборочной статьей" Новой газеты. Кого свободные жрналисты считают достоверным источником для сбора на миллион долларов, и что он сказал на самом деле.

И я не могу не спросить, вспоминая сагу, описанную в моем ЖЖ под тегом #непрощайматвей. Журналисты в "Новой газете" всегда так вольно обращаются с материалом, или это только в сфере моих интересов им не везет с факт-чекингом?

Обсудить все сборы на болезнь Канаван можно в паблике "Благотворительность на костях" в теме "Миллион долларов на неизлечимое. Сбор Артема Пронина"
мелкое

Влад Шестаков, Сергей Мильвит и президент Путин



Сразу предупреждаю, не пост, а сплошные ссылки.
Итак, вчера меня заблокировал Фейсбук. Если я правильно поняла логику, исходя из соображения, что искать врачей-евреев в еврейском курятнике среди белого салата можно, а вот писать, что некто их ищет, нет. Потому что обидно это, знаете ли, когда вдруг на весь мир рассказывают, что ты пришел в белый салат "по ржу", а тут тебе тапком обвинений в экстремизме по всей морде.
Как это было, бан в ФБ со всеми скринами, ссылками и комментариями можно прочитать в материале Ридуса.
Facebook заблокировал борца с мошенничеством за репост статьи «Ридуса»


Но это было продолжение истории.
Травлей Фейсбук счел не только скрины слов Сергея Мильвита, публичного политика из Владивостока, но и ссылку с рассказом, как именно Сергей Мильвит обвинял всех окружающих в наличии "бабской извилины", "проплаченном наезде" и всем таком. И про причины этого самого "наезда".

Что же вызвало столь бурную реакцию политика, подключение всех возможных фейков для отправки жалоб и прочие пляски дегенератов на полянке в безлунную ночь?
Я покусилась на святое. Я вспомнила об активнейшем участии Сергея Мильвита в сборе на лечение Влада Шестакова и осмелилась спросить о судьбе денег. И этого трепетная душа творческого человека не вынесла. Попросить Путина помочь он смог, а вот мои вопросы не осилил, стер от греха подальше. Так что Сергей пришел ко мне на страницу, и, брызжа слюнями, написал все, что думает о таких мерзких тварях, как я. С бабской извилиной, сексуально неудовлетворенной, на работу которой он пришлет СОБР и таГдалиЕ.
Что было дальше? Правильно, профилактический бан от Фейсбука. Меня, а не Сережи.
И с этой совершенно очаровательной историей можно тоже ознакомиться на Ридусе. Как всегда в моих текстах, в этом много цветных иллюстраций.
PR холерного вибриона: как общественник разоблачал «еврейский курятник»


Тайна всей этой дискотеки открывается просто.
Девушка Сергея - активнейшая волонтерка сбора Влада и, по совершенно случайному совпадению координатор в свежесозданном фондике, в котором директорствует мама Влада Шестакова, Наталия Мамрега. Так что совершенно естественно, что любые вопросы по сбору Влада в сознании Сергея Мильвита не могут оказаться чем-то иным, кроме оплаченной кроме политической провокации.

Ах, да. Чуть не забыла. Никто из спасителей Влада не вспомнил о годовщине его смерти. Ни Мильвит, ни Катя Гордон. У них есть другие дети для проявления самых лучших душевных качеств. А Влад все равно же умер, не будешь же помнить всех, кого спасал.
мелкое

Муахаха

Это мошенников Фейсбук не банит. А вот тех, кто про мошенников пишет, он завсегда рад забанить. Что по ссылке, за которую я улетела в бан? В течение дня повешу, страна должна знать своих героев.
мелкое

Выплаты и их последствия



Как я понимаю, безработная нищая многодетка это цель текущей демографической политики?
Нет, в таких условиях принимать закон о семейном насилии никак нельзя. На ком же поилец и кормилец отрываться будет.
Семь лет без работы это все, только в уборщицы идти или на кассу в Пятерочке. Но там плотно занято мигрантками, так что единственный вариант - рожать еще и еще.
Если кто-то хочет возразить, что, мол, можно и работать, и получать пособие, замечу, что операционистке в почтовом отделении 4 класса платят практически минимальную зарплату. При этом речь идет о 8-часовом рабочем дне и полной матответственности. Сидеть дома за 11 тысяч тупо выгоднее, чем ходить на работу, особенно с усетом больничных и детских дед. Родил троих погодок и спи-отдыхай, живых денег у тебя уже больше, чем у твоей начальницы.
Но это только пока дети маленькие. Пока они дошкольники. Одежду можно набрать по фондам и церквам, а то и на новое благотворителей раскрутить, рассказав, как треъдетка страдает от неоригинального Лего и поддельного Адидаса. Образованием и развитием до школы тоже заморачиваться не обязательно. А как президентская халява кончится, начать всей семьей писать проникновенные письма в "Русскую березу" или какую "Семью и детство", рассказывать, что в маточку стучится ангелочек, и что вот он родится - снова начнутся выплаты, но и они не покроют все нужды семьи. Помогите, люди добрые, спасителям России от вымирания.
И все при деле. И дамы-благотворительницы, и женщины из низов. Одни рожают, меняя тяжелый физический труд за гроши на другой тяжелый физический труд, причем еще и бесплатный. Другие типа спасают, профилактируя аборты, защищая алкоголиков от опеки и рассказывая обществу, что тысячи тараканов и антисанитария не так важно, как быть с мамой.
И, разумеется, на этом фоне женщинам с маленькими детьми будут платить меньше именно на тех работах, на которые может рассчитывать человек из соцслоя, для которого 11 тысяч это деньги. Просто потому, что все знают (тм) что деньги у нее и так есть. На этом фоне радость феминисток от права женщин выйти на ранее запрешенные работы как-то тускнеет.
Дети? А что дети. Дети пойдут на улицу. Лет через десять у нас будут молодежные банды из старших братьев этих, рожденных под выплаты 20-го года, снижение возраста уголовной ответственности за тяжкие преступления и... Несовершеннолетние мамы в товарном количестве. Просто потому, что другого пути заработать для женщины они не знают и не видели. Будет ли новый Макаренко? Не факт. И, значит, мы в полной мере узнаем, как выглядит на практике "после двух лет жизни на улице возвращение ребенка в социум практически невозможно".

Подсказываю идею для дальнейшего укрепления скреп. Если привязать выплаты не к собесу, а к работодателю, можно еще и разводы спрофилактировать: работать-то мужчина будет. И сможет с чистой совестью и пить, и бить, жалуясь всем, кто хочет слушать, что бросил бы постылую, умеющую только рожать, да деток жалко.
мелкое

Прогнозы на год и немного о текущей реальности


Вот и изменилась общественная норма. Личный сбор на жизнь этически допустим, приемлем и возражений не вызывает. Ведь человек герой, или так страдал, или ему просто надо. Выход на виртуальную паперть в глазах широкой общественности приравнивается то ли к акту героизма, то ли к событию из мира искусства, своеобразному акционизму. Вопросы "на что сбор, зачем, а точно ли люди так нуждаются, а можно ли иначе, а как другие справляются" оказываются неприличными и неуместными.
Имеет ли право человек перед смертью обратиться к друзьям и попросить их не оставлять его детей и супругу горькими сиротами? Безусловно. У родственников необратимо меняется жизнь; люди, теряющие близкого человека, хотят хоть как-то выразить свои чувства и поддержать его близких. Почему бы не показать им, как это сделать? Наверное, и создать проект по постоянному сбору денег в пользу осиротевшего семейства тоже можно.

Сбор, с которого начался этот год, нормализует массовые сборы "на поддержание штанов". Он не плох и не хорош, но делает именно это.
И остается только понять, кому собирать так можно, а кто сразу станет тунеядцем и попрошайкой, будет заклеймен, изгнан и проклят. Вот многодетная семья из Воронежской деревни. Им можно? Если да, до какого момента. До совершеннолетия младшего ребенка, до выхода на работу старших? Вот многодетная мать с мужем-мечтателем о деревне и плохими домом. Ей допустимо? Или жертва семейного абьюза, пострадавшая лет пять назад и с тех пор никак не могущая оправится. Вот глубоко религиозный супруг, похоронивший мать своих одиннадцати детей. Как долго он может рассчитывать на общественную поддержку? В остром горе, пока не женится вновь или пожизненно?

Как известно, фандрайзинг на свежей крови самый успешный. Но раз общественная норма изменилась, раз собирать деньги на чужой агонии теперь можно, я не понимаю, какие теперь вообще могут быть претензии к фондам и частным сборщикам, устраивающим массовую истерию вокруг терминальных пациентов с теми же нейробластомой или лейкозом.
Какие вопросы можно задать фандрайзеру-копирайтеру в Инстаграм, пишущему пронзительные посты, находящие отклик у аудитории? Ведь он решил поставленную задачу, собрал денег. Семья Унру и их последователи и вовсе оказываются новыми героями, чьим мужеством и присутствием духа должно восхищаться. Не растерялись, смогли собрать деньги на труп, рыдая на всю сеть, что злые корейцы иначе похоронить не дадут и оставят ребенка навсегда в больничном морге.
И тратя деньги на свои нужды, сборщики всего лишь выполняют священную волю жертвователей, которым "не нужны отчеты, делай добро и бросай его в воду". Жертвователи оказываются совсем не против, узнав, что семья после смерти больного погасила из собранного ипотеку или купила квартиру в областном центре. Ну или осталась жить в Германии. Во всяком случае, их громкая часть, сколько из них молча перестают участвовать в любых сборах, мы никогда не узнаем.

Нормализация в общественных глазах любого типа сборов приводит только к одному: государство следующим шагом следующим шагом уходит из той сферы, в которой публика готова безотчетно донатить. А еще через шаг вменяет это гражданам в обязанность. Так, как пытается Минздрав провернуть со Спинразой, уже объяснив представителям благотворительных фондов, что собирать миллион долларов в год на ребенка и далее по потребностям должны они с сердобольных и щедрых граждан, уже заплативших все налоги. На наших глазах государство отказывается от своих социальных обязательств, и не приходится ждать, что вдруг каким-то чудом оно выделит 2 млн долларов на закупку Золгенсмы. Ведь есть соцсети и фонды. Но избирателям именно это и нравится, ведь возможность почувствовать себя чуть лучше сейчас, выразить свою доброту малой лептой, оказывается важнее возможности рассчитывать на что-то в будущем.

Как итог, мы оказываемся в мире, в котором социальный капитал прямо приравнивается к денежному, в мире соцсетей и иллюзий. Прощайте, социальные гарантии, мы переходим к прозрачной shared economy и социальной поддержке прямого действия. И, пожалуй, именно это и есть прогноз на следующий год.

Нас ждут скандалы вокруг фондов, вокруг сборов и проектов, вокруг героев и антигероев сектора. Мошенничество станет обыденностью, как и сборы формата "ну я хочу, мне надо, дайте, вы должны, если каждый китаец пришлет мне по рублю".
К сожалению, фонды и лучшие люди сектора сделали все, чтобы помощь напрямую, минуя НКО, казалась хорошей альтернативой.
Обращение к своим согражданам, как к "местным животным", не понимающим своего счастья получить хоспис вместо больницы не способствует ни пониманию, ни доверию. Вдвойне не способствует на фоне разговоров о необходимости высоких зарплат в НКО и обращении с подопечными свысока, как с нашкодившими детьми. Прозрачность работает во все стороны. Жертвователи за последние годы привыкли ассоциировать себя с просящими помощь, уверились в своей способности анализировать медицинские документы лучше врачей и уж тем более каких-то экспертов фондов, насмотрелись на скандалы между фондами и подопечными и не понимают, за что они будут платить фонду. И зачем это делать, если помочь можно напрямую, сэкономив 20%.

Итог очевиден.
Хорошие выживут, плохих не жалко. Раньше должны были думать и нарабатывать общественное признание и общественную значимость. А как хорошие будут проявлять свою хорошесть, через фонды или в индивидуальном порядке, не так уж важно.
мелкое

Старьевщики: способ жизни в благотворительности

На #добраяказань не успели поговорить про старьевщиков. Исправляюсь!
Как это может выглядеть на практике, благо само приползло.

В БНК некто принес историю о пермских товарищах Дмитрии Букатине и Эдуарде Караваеве, собирающих деньги на карту какого-то третьего своего товарища во благо бедных. В оффлайне у их проекта "Дарим счастье" есть несколько складов в Перми и недавно открылся в Кудымкаре. Там они собирают вещи и раздают их малоимущим. Так же товарищи покупают продукты, ездят по семьям, нуждающимся в помощи и всячески спасают мир подарками детям.
Вещевой и продуктовой помощью малоимущим пермский проект не ограничивался. Например, второе лицо проекта, некий Эдуард Караваев сбил старушку, приехал ее в больницу навестить и увидел, что соседка старушки лежит совсем одна и нуждается в помощи. Разве он мог пройти мимо чужого горя? Разумеется, нет. И предложил своим читателям помочь. Но не просьбой принести памперсы старушке в больницу, а переводами ему, красивому. Тем более что уточнить нужный размер памперсов он у бабушки забыл.
Доводы сборщиков, почему отчетов в сети нет и не будет, были традиционно унылы: как хотим, так и делаем, да и вообще собрали три копейки. Приедьте и сами посмотрите, вот адрес скдада. И вообще о нашем волонтерском проекте написали в Агенстве социальной информации, значит, мы честные и хорошие.
Техподдержка ВКонтакта креатив не оценила, и группу пермского проекта "Дарим счастье" заблочила.

В чем же выгода сбора поношенных шмоток, продуктов и бытовых вещей? Где тут можно обмануть и нажиться?
С безотчетным сбором на личную карту все понятно, сборщик максимум должен 13% государству, а больше никому и ничего. И даже за мошенничество его при таком сборе привлечь крайне сложно: если просит один, а деньги получает другой, да еще и близкий родственник, у нас есть не два мошенника, а шутник и наивная зайка. Один шутил, вешая номер карты, второй думал, что ему долг цыгане возвращают. Какие цыгане? Кочевые, потому опросить их никак нельзя.

Что же может происходить с пожертвованиями в натуральной форме?
Вот смотрите. У вас есть некое помещение, которое вы смогли получить от города даром или почти даром. Скорее всего, оно требует ремонта и выглядит крайне непрезентабельно, но это и к лучшему, будет вашу честность доказывать. Вы через соцсети, местные группы и СМИ сообщаете, что открыли такой склад, призываете людей приходить и приносить вещи, через созащиту приглашаете малоимущих и всяких погорельцев. Через какое-то время у вас этих принесенных вещей образуются груды и залежи, вы сажаете на сортировку кого-то из волонтеров или даже подопечеых. Количество вещей растет, склад наполняется, лишнее пакуется и увозится в гараж, туда же уезжают несезонные одежда и обувь.
А дальше все происходит в меру испорченности организаторов. Кто-то честно все раздает и отдает непригодившееся в деревенские церкви для совсем-совсем бедных. Образовавшийся неликвид формата "мусор" сдает в переработку и радостно вкладывает полученные деньги в развитие проекта и доставку городского неликвида в деревни. Активностью этих людей, их готовностью помогать ближним можно только восхититься. И их труд очень нелегок.
Кто-то большую часть раздает, а непригодившееся молча сдает в переработку, оставляя деньги себе и считая их платой за свой труд по сортировке и организации. Кто-то поступившее сортирует, получше и покачественнее оставляет себе или делит с друзьями, а раздачу малоимущим проводит под лозунгом "на тебе убоже, что нам не гоже".
Кто-то, гордо отчитавшись перед участниками своих сетевых групп красивыми фоточками с акций, отдает вещи поновее и поприличнее на реализацию в деревенские секонды, а образовывшийся от этой операции нал оставляет себе, детишкам на молочишко. И если вы думаете, что речь идет о жалких копейках, срочно переставайте. При должной раскрученности благотворительного склада за одну "ходку" на реализацию мимо кассы можно отправить товара на 300-500 тысяч. Причем делать это ежемесячно, а то и чаще. Ну и на смене сезонов можно и на миллион вчерную наблаготворительствовать. И ведь есть еще коляски, мелкая бытовая техника, которую люди точно так же приносят и думают, что отдают бедным. Тут на выручку креативным благотворителям традиционно приходит Авито.
Вот такой вот маленький миленький гешефт.
Привлечь деятелей за мошенничество невозможно: если вы отдали вещь бесплатно и не оставили письменных указаний о ее дальнейшей судьбе, она не представляет для вас ценности. И, значит, получивший имеет право ей распорядиться на свое усмотрение. Чтобы взять старьевщиков за задницу, каждую шмотку надо оценить, сдать с получением от них документа о пожертвовании и так далее, и тому подобное. В общем, сделать кучу лишней работы, которой никто заморачиваться не будет. У вас просто не возьмут вещи на таких условиях.

Но вернемся к пермским спасителям мира.
Сейчас пермский герой-благотворитель Дмитрий Букатин запилил уже три видосика о том, как несправедлива жизнь в целом и техподдержка ВКонтактика к нему и его проекту. И рассказал, что собирал-то он общественные деньги, но в момент поступления на счет его отца средства стали личными, начали охраняться банковской тайной, и потому отчетов не будет.
В процессе бурной дискуссии в #бнк выяснилось, что на Дмитрии Букатине висит невыплаченный и переданный судебным приставам кредит в 700 тысяч рублей. И именно поэтому собирать на свою личную карту он ничего и нигде не может. Но даже такой долг не отвратил его от бескорыстной служения людям: буквально на днях Дмитрий Букатин зарегистрировал АНО "Дарим счастье".
К счастью или к сожалению второй вопрос ТП ВКонтакта отработала еще быстрее, так что товарища Букатина вместе с его видосиками из соцсети выпилили. Или он сам выпилился, чтобы не оставлять следов своей жизнедеятельности. Честные люди они такие, от них всего ждать можно.

А, чуть не забыла. Разумеется, я точно уверена что пермские мужики ничего описанного мной не делают, все людЯм и ничего себе. И разумеется, я не считаю, что читателям этого текста надо знать и помнить, что обмануть могут и в таких, казалось бы, благих делах как желание дать хорошей вещи вторую жизнь и спасение мира от лишнего мусора.
Верить надо людям. Верить! Желательно на слово. И помогать при первой их просьбе.

Скрины под катом
Collapse )
мелкое

Сказка не на ночь. Гендерное

В одном сибирском городе жила-была девочка Валя.
И все у девочки было как у всех.
Закончила школу, поступила в университет, встретила мальчика Мишу и вышла за него замуж.

Мальчик Миша занялся бизнесом и очень преуспел: обзавелся точкой по продаже сотовых телефонов и акксесуаров к ним в торговом центре. Девочка, как часто бывает, ушла в семью. Родила дочку, а потом задумалась и о лапушке-сыночке.

Валя всегда была умницей и отличницей, так что и к воспитанию детей подошла со всей ответственностью: естественое родительство, близость с мамой, грудное вскармливание.

И вот, когда Валя ждала своего второго малыша, она тяжело заболела.
Болезнь заметили не сразу, так бывает у беременных. Мало ли почему они устают, им тяжело дышать и распухают лимфоузлы?
Но когда заметили, девочке пришлось делать кесарево на 25 неделе беременности и оставлять своего маленького мальчика врачам на доращивание. Самой же бросать семью и ложиться в больницу.

С февраля по ноябрь Валя лечила лимфому. И она победила! Вернулась домой к своему обожаемому мужу и малышам. Они ведь так ждали свою маму и жену.
Больше всего Валя переживала за своего маленького мальчика. Ведь их незримая и невидимая миру связь была нарушена из-за кесарева, да и потом малыш не получил достаточно маминой любви вместе с ее молочком и обнимашками.
Так что едва вышедшая в ремиссию Валя решила восстановить грудное вскармливание и даже нашла консультантку по ГВ, готовую ей в этом помочь.

А вот желающих ей помочь с ведением домашнего хозяйства отчего-то не нашлось. Так что едва оправившейся от тяжелой болезни женщине пришлось полностью погрузиться в быт и заботы о двух детях и муже. И только подруги приезжали иногда и помогали ей с уборкой. А Миша был занят, развивал свой бизнес.

К Новому году Валя чувствовала себя разбитой и больной, но списывала это на усталость от восстановления ГВ. На что списывал Миша, история умалчивает, но позже он сам признавался, что отговаривал Валю от внеплановрй проверки у онкологов, предлагая подождать назначенных сроков.

Долго ли, коротко ли, наступили зимние праздники. И Новый год Валя встретила одна с детьми. Миша праздновал его на другой квартире. Вы ведь знаете этих домохозяек, они так мозг едят работающему человеку, особенно перед праздниками. Сделай это, помоги с тем... Кто выдержит-то? Да и ничего такого нет в том, чтобы бросить измученную бытом женщину наедине с двумя малышами и уехать. Мужчина должен отдыхать! Особенно если он всех кормит и содержит. Да и семейные традиции надо соблюдать: Валя упоминала в своем дневнике, что Миша так сбегал каждый новый год.

Вале становилось все хуже, у нее чаще болела голова, и когда наконец девочка оказалась у онкологов, они сразу увидели рецидив. Вале не повезло, на первом же МРТ у нее нашли метастазы в мозге. Мистики и эзотерики сказали бы, что это Миша ей его выел постоянными скандалами и отказами помогать по хозяйству, ведь он так устает на работе, вот болезнь и ударила по самому слабому месту, но мы не такие. Так что будем считать, что рецидив просто случился.

И вот тут Миша развил бурную деятельность. Он не мог потерять свою обожаемую Валю! Он же каждую минуточку своей жизни показывал и доказывал, как она ему нужна!

Так что, когда врачи далекого северного города сказали, что помочь Вале не могут, Миша собрал денег и увез Валю в страну с передовой медициной, славной медицинскими счетами с большим количеством нулей и продажей несбыточных надежд.

Но и там вскоре развели руками. Увы, современная медицина часто оказывается бессильна. Валя к тому времени уже не вставала, почти ничего не видела и болела бесконечными пневмониями. Она умирала, о чем врачи прямо сказали Мише, и счет шел на недели.

Но Миша не мог смириться с грядущей потерей и нашел еще одну клинику, уже в другой стране, готовую принять Валю на экспериментальное лечение. Туда он и повез еле живую Валю.

Неожиданно Валя впала в кому, из которой уже не вышла, не смотря на мишину уверенность, что лечение точно поможет. Ведь Вале успели ввести чудодейственное лекарство, как раз когда она пришла в себя между первой комой и второй. Так что Миша свой долг мужа и отца выполнил до конца. Он спасал свою Валечку и бился за нее со всем миром! Ну а то, что Вале не довелось перед смертью обнять своих обожаемых детей, провести рядом с ними последние оставшиеся им вместе дни и часы на этой земле, это издержки производства. Главное, что Миша точно знает, что сделал для жены все, что мог, и даже чуточку больше.

И даже в последние часы жизни Вали Миша не поддавался горю. Он не сидел рядом с ней в реанимации, держа ее за руку. Миша сражался, как лев, за свое право быть вместе с Валей, пиля видосики в социальных сетях и созывая всех-всех на святую войну с сетевыми хейтерами.

Сейчас Миша снова живет в далеком сибирском городе. Дочка с ним, а вот сын - у бабушки. Ведь Миша очень устал, спасая Валю. Так что теперь ему нужно время, чтобы оправиться от потери, время, чтобы познакомиться с ребенком и время на войну с хейтерами в сети. Ведь это они, хейтеры, во всем виноваты. И взять на себя заботу о двух детях сразу вот так вот вдруг, едва приехав из-за границы, Миша никак не может. Он же не домохозяйка Валя, у которой других дел и не было.
мелкое

Новый способ обмана от собирателей

Потенциальные герои моих публикаций наконец поняли, что токсичный сбор с прицелом на мошенничество можно разоблачить не только через выписки со счетов и общую обстановку в группе, но и через меддокументы. 

Берешь выписки, сопоставляешь их со сборочными текстами, находишь несоответствие и делаешь прогноз развития событий. Именно так лично я и вычисляю истории, где все закончится скандалом. Еще до того, как можно будет сопоставить реально оплаченное с собранным и услышать печальную сагу о злых корейцах, не отдающих трупы белокожих варваров без выкупа.

Что дикие собиратели придумали.
Они теперь выкладывают медицинские документы и выписки по счетам не непосредственно в соцсети, а в облачные хранилища.
Как итог, использовать эти документы в журналистских расследованиях или постах становится крайне сложно: тайну личной жизни защищает закон. Эти же красавцы, увидев, что их документы где-то обсуждают и, например, находят, что в призыве о помощи написано "опухоль в черепе 20 см, она убивает!", а в выписке - про 2 см и неактивный процесс, тут же пишут кляузу в техподдержку и начинают угрожать судом. Мол, не мы эти документы выложили, подлые вороги украли, нарушив неприкосновенность нашей личной жизни. С выписками со счетов и чеками происходит то же самое. Доказать, что в облачное хранилище документы залил сам бедолажка, крайне сложно.

Вывод?
Простой.
Если просящий помощи выложил все-все меддокументы в облако, денег не давать и подозревать товарища в желании обмануть и погреть руки. Что называется, на входе и без излишней рефлексии. С выписками по счетам смотреть по контексту.

Что делать, если на облако очень хочется сослаться? Видеофиксация переходов по ссылкам из группы с видимой адресной строкой. Но заморачиваться так ради комментария в социальной сети никто не будет:)

На всякий случай напомню правила использования меддокументов и прочего личного:
1. Скрин должен содержать адресную строку.
2. Фотографии должны быть размыты, а лучше, опять же, содержать адресную строку, однозначно показывающую, что данное фото или листовка  выложены родителями или самим сборщиком. 

Под катом примеры.Collapse )
мелкое

Из наблюдений за живой природой. Стратегия мужского выживания

Дискклеймер. Если у вас на пороге не стоит опека, если ваши дети не доедают последнюю арбузную корку, пока папа ищет бога, если у них не одни валенки на пятерых - этот текст точно не про вас.
Все равно кто-то обидится, но пусть будет.

Наблюдая за детско-родительскими скандалами с участием опеки я, похоже, нашла схему выживания, применяемую мужчинами определенного типа.

В общем виде она выглядит следующим образом.

Есть неустроенный мужчина средних лет, всех достоинств у которого "пьет, как все". Для ровесниц он брачный неликвид: за душой ни гроша, интересы либо посвящены духовному росту на грани вялотекущей шизофрении, либо примитивны настолько, что и деревенский пастух-тракторист кажется энштейном. За плечами такого мужчины могут быть как пара ходок, так и философский факультет, но на его адаптированность к жизни это позитивным образом не влияет. Некоторые, особо продвинутые экземпляры, могут иметь постоянную работу, но имеющиеся тараканы (анастасийство, увлеченость СССР с отрицанием существующего строя, воцерквленность, правозащита в негигиеничном режиме) делают финансовое благополучие в долгосрочном периоде сомнительным: долго жить мимо реальности и зарабатывать деньги не выйдет.

Этот мужчина находит юную девушку, находящуюся по тем или иным причинам в социально уязвимом положении и не имеющую рядом старших родственников или друзей, готовых за нее заступиться по первой просьбе. Девушку он очаровывает за счет разницы в жизненном опыте: при относительно равно интеллекте у более старшего партнера всегда есть фора.

Дальше развивается абсолютно патриархальный сценарий формата "женщина как мать и хранительница очага". На социальную устроенность главы семейства положительным образом это не влияет. В семье появляются дети, положение становится все более шатким. В какой-то момент основными доходами семьи становятся пособия на детей и заработки женщины.

В поле зрения общественности семья оказывается в тот момент, когда на ее пороге появляются представители опеки и начинают задавать крайне неприятные вопросы. Например, почему от детей воняет, когда их мыли последний раз, почему они не посещают школу и жалуются на голод. Кратко социальное положение ячейки общества описывается как "неблагополучие" и "крайняя бедность, переходящая в нищету".

Поскольку семья полная, вроде бы никто не пьет, не дерется и с ножом за соседями не бегает, общественность тут же бросается на защиту семейной ячейки, мол, за бедность забирают, руки прочь. К общему семейному доходу в этот момент или чуть раньше добавляется такой источник как "подачки благотворительных фондов". В публичном пространстве обычно выступает глава семьи с заявлениями, как он старается, но ничего не выходит, и кругом враги. Да и вообще он уже старенький, тяжело ему работать и найти достойное место для содержания всей большой семьи. Женщина, измученная родами и изнурительной работой (и хорошо, если не домашним насилием) обычно молчит. Она, можно сказать, знает свое место и с юности привыкла следовать за тем, кого считает более опытным и умным. В отличие от ситуаций формата "от каждой любви по ребенку", любимых пролайфом, это крайне стабильные семьи.

Балашихинские засранцы тут, наверное, самый яркий пример: Надя, выпускница детдома со своей жилплощадью, Костя, на момент обретения семейного счастья бездомный рецидивист намного старше. Есть сказка о великой и светлой любви, куча детей и животных, работа женщины на износ и тысяча причин, по которым неработающий мужик не может навести в доме порядок и наконец начать зарабатывать. По сути мужик, пока волонтеры умлилялись его любви к детям, жил за счет заработков жены, пособий на детей, рожденных опять же женой и подачек благотворительного фонда, опять же, даваемых на детей.

Свежая история с карельскими беглецами выглядит очень похоже: мужик работает на треть ставки истопником в школе, но реально семья живет за счет детских пособий, подобия натурального хозяйства и подачек соседей.

И хорошо, если женщина, рано начавшая рожать, не оказывается в итоге жертвой домашнего насилия: деваться ей чаще всего некуда, да и старший партнер оказывает огромное влияние на формирование убеждений и взгляда на мир. Именно так было с карельскими островными затворниками.

Что характерно, обвинять в семейном неблагополучии все равно начинают женщину. Это она должна была думать и за себя, и за человека в два раза старшее себя, прежде чем рожать. Это она виновата, если ее детям нечего есть и нечего надеть. Это ее проблемы, если в доме при неработающем муже срач до небес, должна успевать и санитаркой в онкодиспансере смену отработать, и дома все отдраить, и обед сварить. Это она отвечает, если у муж окончательно теряет чувство реальности и начинает издеваться над ней и детьми: за то, что их родила, за то, что родила рано, за то, что ей некуда и не к кому бежать, за то, что верила и доверялась.

Вопросов к мужчине у общества при этом нет: понятно же (тм), что ничего хорошего от сидельца или любителя СССР ждать не приходится, какие могут быть вопросы.

Мне представляются крайне сомнительными перспективы помощи женщине в таких семьях. Мужчина так или иначе осознает, что кормить и одобрять его будут только до тех пор, пока в глазах общества он выглядит хорошим отцом. И тут нельзя не вспомнить восхищенные отзывы волонтеров о Косте: мол, всегда с детьми, все для детей, и полное игнорирование факта, что у неработающего мужика по определению больше сил на совместные прогулки и шашлыки, чем у санитарки после смены. Именно поэтому если женщина решит разорвать отношения, мужчина может отпустить ее, но в детей вцепится мертвой хваткой. Для женщины, с юного возраста реализующейся исключительно через материнство, угроза потери детей является крайне серьезной, так что уйти она решится только в исключительных случаях или при прямой угрозе жизни.

Выводы из всего написанного выше.

1. Если перед нами "бедная семья" с громким главой и молчащей женщиной, отбивающаяся от происков опеки, стоит внимательнее присмотреться к реальному положению дел.

2. Если перед нами одинокий многодетный отец, жена которого исчезла в неизвестном направлении, стоит внимательнее приглядеться к ситуации.

3. Если за знакомой вам юной девушкой начал ухаживать мужчина сильно старше, при этом социальная устроенность мужчины под сомнением, стоит держать руку на пульсе и насторожиться, если мужчина начинает активно избавляться от прежнего круга знакомых своей любимой.

Ну и "денег не давать, громко в защиту не орать" (тм)
Подчеркну еще раз, что это способ мужского выживания. Жена и дети тут только инструменты.

(Настраивать автоматический перенос из ФБ не буду пока что, но там меня больше)